Домой » Общение » Интервью » Татьяна Гузева: «Красота жертв не требует…»

Татьяна Гузева: «Красота жертв не требует…»

Кто бы что ни говорил, а внешность – наша визитная карточка. Для делового человека очень важно выглядеть ухоженно и представительно, дабы произвести соответствующее впечатление. О том, как сохранить молодость и красоту «Деловому Саратову» рассказала Татьяна Гузева – главный врач и руководитель центра врачебной косметологии «Эстелит».

– Татьяна, правильно ли понимать косметологию, как науку о красоте?

– Косметология – это наука о коже и здоровье, о том, как сохранить и продлить молодость. До 2000 года человек мог обучиться на курсах косметика и спокойно работать в салоне красоты. Сегодня косметологией могут заниматься только лица с медицинским образованием, а косметикой – все остальные. Отличие косметологии в том, что там есть научный подход, клинические испытания; методы проходят апробацию, прежде чем они внедряются в эту отрасль. Косметология – это раздел медицины.

В этой отрасли произошли глобальные перемены: в 2009 году нас узаконили, как врачей, а в июле 2012 года уже вышел приказ о том, кто имеет право работать косметологом, какое должно быть образование и т.д. Посетители салонов красоты или врачебных центров имеют право потребовать документы, подтверждающие данное образование. Доктора должны иметь высшее медицинское образование по направлениям «Лечебное дело» или «Педиатрия», специализацию по «Дерматовенерологии» и только после этого они проходят обучение по «Косметологии». Разумеется, потом каждые 5 лет необходимо подтверждать свою квалификацию. С дипломом о среднем медицинском образовании «Лечебное дело», «Акушерство» или «Фельдшерское дело» можно переходить к «Сестринскому делу — в косметологии».

В нашем салоне есть все правоустанавливающие документы на ведение этой деятельности, у меня – высшее медицинское образование со всеми необходимыми специализациями, персонал также имеет соответствующее образование (как высшее, так и среднее).

– Планы заниматься косметологией появились у Вас еще в студенчестве или позже?

– Я в косметологии – с 1997 года, пришла к этому через курсы салона «Дива». Ни для кого не секрет, что в Саратове «Дива» – родоначальник салонного бизнеса. Главной мотивацией стал личный интерес, к тому же эта отрасль не так уж далека от медицины. Три года я совмещала приятное с полезным: работала доктором и косметологом. Второе было приработком к первому: косметология только развивалась, а в медицине зарплаты были невысокие. Уходить сразу из классической медицины не хотелось. Казалось рискованным – отучиться 6-7 лет и уйти в отрасль, которая еще не узаконена, да и по самолюбию било. Однако прошло время, и все изменилось. И в этом году нашему салону исполняется уже 8 лет.

– Как проходит работа с клиентами? Есть общие правила или Вы используете индивидуальный подход?

– Прежде всего, мы заключаем с клиентом договор-соглашение. Сейчас в косметологии применяют достаточно сложные процедуры, пациент должен знать, что с ним делают и для чего; какого результата хотят добиться и какими методами. Договором он подтверждает, что согласен на проводимые процедуры. На этом этапе очень важно объяснить, какие нежелательные эффекты и последствия возможны. Мы не можем стопроцентно гарантировать, что в процессе той или иной процедуры не будет красноты, отека, боли, повышения температуры и т.д. Это и необходимо разъяснить на этапе составления договора. Лучше обсудить больше того, что может быть, потому что все, что ты сказал до процедуры – это объяснение, а все, что ты скажешь после появления нежелательных проявлений – это оправдание. Ничто так не играет в минус против всей отрасли, как результат, не оправдавший ожидания клиента. Там, где устанавливается доверие между пациентом и доктором, процесс лечения проходит более эффективно.

Мы в обязательном порядке фотографируем клиента до процедуры и после, потому что когда он приходит в салон один раз в неделю, а потом визиты сокращаются до одного раза в 2 недели или в месяц, изменения заметны специалисту, но не всегда самому клиенту. Оценить результат нашего труда можно минимум после трех месяцев. Должно пройти три цикла кожной регенерации, клетки должны обновиться три раза, чтобы сказать, какие процедуры дали эффект, и что делать дальше. Поэтому фотографии «до и после» наглядно показывают, что эффект есть.

– Наверняка Вам приходилось сталкиваться с ситуациями, когда клиент ожидает немедленного результата…

– Да, часто. Бывает, что ты уже видишь изменения после первой и каждой последующей процедуры, а пациент этого не замечает, так как смотрит на себя каждый день. Например, женщины после сорока лет, никогда не проделывающие ни одной процедуры по сохранению молодости кожи, не должны ожидать немедленного результата, потому что физиологию никто не отменял, и резервы организма ограничены. В 30 лет процесс синтеза коллагена и эластина завершился, обменный процесс с возрастом также начинает замедляться, кровообращение ухудшается. Зачастую на косметологов возлагают неоправданно завышенные надежды, но после долгого процесса постепенного увядания кожи, оживление также может быть лишь постепенным. Порой на это уходят годы, и, к сожалению, плоды нашего труда можно оценить только со временем.

Например, после 50-ти лет можно подкорректировать какие-то недостатки, но не всегда получается полностью удовлетворить клиента. Другими словами, если в 50 женщина хочет выглядеть на 40, то начинать профилактику нужно в 39. Вернуть молодость в один миг, мы не можем.

– В каком возрасте стоит серьезно задуматься о профилактике и сохранении молодости кожи?

– Для обладательниц сухой кожи – 25-30 лет, для других типов – 30-35 лет. Особенно уязвима зона кожи вокруг глаз, шеи и декольте. Здесь признаки старения проявляются в первую очередь, так как там кожа непосредственно прилегает к мышечным волокнам, соответственно это очень функционально активные зоны. Жителям крупных городов нужно также учитывать плохую экологию, повышенную стрессовую обстановку – все это ускоряет процессы старения.

– Каков среднестатистический возраст Ваших клиентов?

– В основном, это женщины 25-45 лет. Это наиболее активный слой населения, и возраст наиболее энергичный. Есть те, кто приходит и раньше, в подростковом периоде, и есть те, кто приходит, наоборот, в более позднем возрасте, когда дети уже выросли, многие социальные этапы в жизни завершены, и можно посвятить время себе любимой.

На самом деле, неважно, какого возраста пришел клиент, так как мы должны сделать все возможное для него, в рамках разумного.

– Проблемы с кожей есть и у подростков. Вы бы рекомендовали им обращаться к специалисту?

– Да, сразу же при возникновении проблем, как правило это — угри. Однако чтобы избежать проблем, достаточно правильного ежедневного домашнего ухода. Я считаю, что неплохо было бы в общеобразовательных учреждениях детей-подростков знакомить с правилами ухода за своим лицом и телом. Для многих проблемы с угревой сыпью в подростковом периоде были бы решены, только за счет качественного домашнего ухода.
В этом возрасте из-за элементарных проблем с кожей у ребенка может трудно проходить социальная адаптация: он чувствует себя гадким утенком, замыкается в себе. Внешний вид и психологическое состояние тесно связаны друг с другом. Да, чистота – залог здоровья, но для очищения недостаточно просто умываться водой, средства для ухода за кожей лица должны быть подобраны правильно, а для этого необходима консультация специалиста.

– Может ли человек самостоятельно определить свой тип кожи?

– Можно поискать информацию в интернете, перелопатить массу литературы и изучить признаки. Но наиболее верный и простой путь – пойти на консультацию к специалисту. Консультация не обязывает человека немедленно делать какие-то процедуры. Но на ней можно получить информацию о том, какие средства и как использовать. Ведь неадекватный уход за кожей является одним из факторов ее старения. Нанесение средств, которые не требуются или которые рано использовать по возрасту, может только навредить: на такие средства быстрее исчерпывается резерв кожи, ведь ей приходится перерабатывать то, что ей не нужно. Например, я не совсем понимаю женщин, в том числе и возрастных, которые используют в уходе за лицом детский крем. Детские крема сделаны с учетом того, что у детей кожа еще незрелая, она не может в полном объеме и качественно выполнять все функции. И зачем зрелому человеку этот крем? Или другой пример: обладатели жирного типа кожи считают, что у них сухая кожа лишь на основании того, что она шелушится. В этом случае кожа обезвоженная, нарушен гидробаланс, но это не значит, что она сухая. Тип кожи не может поменяться, так как он заложен генетически.

– То есть в домашних условиях можно создать необходимый уход?

– Сложно представить женщину, которая бы каждый день приходила в салон, ее бы умывали, накладывали маски и крема. Мы только направляем, а женщина домашним уходом должна поддерживать эффект салонных процедур. Есть четкая градация средств: для дома и для салона. Средства для домашнего ухода делаются таким образом, что даже если нанести весь флакон, ничего не ухудшишь. А для правильного подбора профессиональных процедур и их исполнения косметологи проходят обучение, ведь принцип не навреди в косметологии никто не отменял.

– В косметике Вы отдаете предпочтение каким-то конкретным линиям?

– Да, меня полностью устраивает российский производитель, косметика «Лакрима». Мы давно с ними работаем. В этой линии мне нравится то, что есть готовый терапевтический уход, направленный на определенные проблемы, регуляция выработки кожного жира и его выделения, решение проблем пигментации, регенерации, нормализации гидролипидной мантии кожи, решение проблем гиперкератоза (утолщения верхнего рогового слоя кожи). Другими словами, есть готовые терапии, по которым ты можешь пойти, и кроме них – широчайший ассортимент средств, из которых можно сделать профессиональный уход, который нужен в данном конкретном случае. В плане домашнего ухода такого разнообразия нет ни в одной линии. И ассортимент каждый год пополняется.

– А как Вы относитесь к пластической хирургии?

– Я не против пластической хирургии. Но период восстановления после операции зависит также от того, насколько кожа была готова к этому вмешательству. Прежде, чем пойти к пластическому хирургу, кожу надо подготовить, от этого будет зависеть и эффект, проведенной операции.

Естественно, риска в этой области гораздо больше, чем в эстетической косметологии. Последняя направлена на уход, пилинг, инъекционные методы – все это отрасль профилактики. Всегда нужно оценивать, насколько есть смысл в том или ином вмешательстве, но это уже этика пластического хирурга.

– Идеал красоты исторически менялся… Как Вы считаете, зависят ли от смены идеала средства его достижения?

– Красота и здоровье не всегда стояли на одной позиции, но сейчас о здоровье люди начинают задумываться больше. И уже понимают, что каждый год мудрости здоровья не добавляет, а ухоженный вид в любом возрасте – всегда в почете.

– Что включает в себя понятие ухоженного человека?

– Ухоженные волосы, лицо, руки, ногти, тело. Это гармония всего вместе. Человек, который следит за собой – более активный, уверенный и удачливый!

– Красота требует жертв?

– На мой взгляд, красота жертв не требует. Она требует только терпения. Там, где жертвы, красоты не получится. Жертвы и красота – это понятия даже не рядом стоящие. Тот, кто жертвует чем-то, яко бы ради красоты, начинает себя многого лишать, в результате, нарушая свое физическое и психоэмоциональное состояние. Человек счастливый и настроенный позитивно красоту излучает! Обаяние еще никто не отменял.

Красота спасет этот мир! Не зря говорил классик.

Специально для Делового Саратова. Кристина Фомина