Домой » Новости » Аналитика » Почти треть российских компаний увидели угрозу собственного банкротства

Почти треть российских компаний увидели угрозу собственного банкротства

Доля российских компаний, оказавшихся под угрозой банкротства из-за коронавируса, выросла до 32%, показал опрос ЦСР. Больше половины из них не защищены антикризисным мораторием на эту процедуру

Доля российских компаний, подверженных риску банкротства, за время действия карантинных мер выросла с 28% на первой неделе самоизоляции до 32% к концу апреля, свидетельствуют результаты исследования ЦСР (есть в РБК). Последний опрос проводился с 20 по 26 апреля.

Наибольшая доля потенциальных банкротов — в сферах торговли и услуг (40%), наименьшая — в отраслях энергетики и других ресурсов (24%). Риск банкротства сейчас вдвое выше уровня кризиса 2014 года, сообщила руководитель центра социально-экономических исследований ЦСР Лора Накорякова на онлайн-презентации исследования.

В ЦСР особо указали, что более половины компаний из числа находящихся под угрозой финансовой несостоятельности (58%) не подпадают под введенный в начале апреля полугодовой мораторий на банкротства. Он касается только наиболее пострадавших отраслей, системообразующих и стратегических предприятий. Чаще всего говорят, что не относятся к числу компаний из наиболее пострадавших отраслей, представители предбанкротных компаний из сферы здравоохранения и фармацевтики (80%), а также финансов, инвестиций и страховой деятельности (80%).

В топ-3 главных причин угрозы банкротства входят резкое снижение спроса на продукцию и услуги (63% опрошенных), невозможность обслуживать кредиты (60%) и вынужденная приостановка деятельности из-за карантинных мер (57%). Нарушение обязательств со стороны контрагентов указали 32% опрошенных, задолженность по зарплате — 25%, а каждая десятая компания подвержена риску банкротства из-за задолженности по аренде.

Эффект домино

Подавляющее большинство компаний под угрозой банкротства (78%) сообщили, что наблюдают риски не только собственного банкротства, но и контрагентов. Банкротство из-за последствий пандемии «такое же заразное, как сам вирус», отмечает вице-президент ЦСР Екатерина Папченкова: неплатежеспособность одной компании с высокой вероятностью «утянет в банкротство» кредиторов.

  • 88% компаний заметили риски неплатежеспособности у своих поставщиков и подрядчиков, 59% — у заказчиков.
  • Большинство контрагентов с признаками неплатежеспособности относятся к малым и средним предприятиям. Они чаще всего оказывают услуги хранения (склады/терминалы) и автомобильных перевозок, а также работают в сферах торговли, рекламы и маркетинга, пищевой и текстильной промышленности.
  • Среди контрагентов с признаками банкротства доля не подпадающих под объявленный мораторий выше, чем в целом по выборке, — около 80% против 58%.
  • Каждая десятая компания, столкнувшаяся с неплатежами поставщиков или заказчиков, решила инициировать процедуру банкротства в отношении контрагентов, не подпадающих под защиту моратория.

Банкротство в России очень жесткое, отмечает соучредитель ассоциации «Банкротный клуб» бывший судья Высшего арбитражного суда Рустем Мифтахутдинов: «У кредиторов пока нет идеологии, чтобы спасти контрагента, каждый в первую очередь думает о себе и жаждет крови». По его мнению, кредиторам лучше усмирить свой аппетит: «Кризис — это засуха в Африке. Если хищник не будет пускать травоядных к водопою, то в итоге сам останется голодным».

Последствия моратория

Введенный с 4 апреля правительством мораторий на возбуждение дел о банкротстве распространяется на проблемные секторы (определяются по кодам деятельности в Едином реестре юридических лиц — ОКВЭД), а также на системообразующие и стратегические предприятия. Он налагает на компании под мораторием ряд ограничительных мер, в частности, запрещает распределение прибыли и выплату дивидендов. Принятые уже после введения моратория поправки в закон позволяют компаниям, не нуждающимся в моратории, выходить из-под его действия.

Эффективной мерой мораторий на банкротства считают чуть более половины (54%) опрошенных ЦСР компаний в зоне риска. Мораторий создал странную ситуацию: он распространяется на мощные компании без риска банкротства и не охватывает ряд предприятий с финансовыми проблемами, отмечает партнер адвокатского бюро «Бартоулиус» Юлий Тай. Определять пострадавших по кодам ОКВЭД — все равно что «искать не там, где потеряли, а где светло», иронизирует юрист.

Инструменты моратория — неначисление пени и приостановка взысканий имущества, — защищая должников, подрывают платежеспособность кредиторов, предупреждает арбитражный управляющий, адвокат и партнер бюро «Соколов, Трусов и партнеры» Галина Иванова. Приостановка начисления санкций создает ситуацию беспроцентного использования чужих средств, и вполне возможна ситуация, когда этим воспользуются фирмы, которые были неплатежеспособны задолго до пандемии, предупредила она.

Невозможность взысканий подрывает доверие, и для перестраховки компании сокращают авансовые платежи, отмечает адвокат, партнер Art De Lex Ольга Савинова. Ситуация с доверием в бизнес-среде очень напряженная, предупредил директор Deloitte Legal Юрий Халимовский: «Многие наши клиенты с длинными цепочками поставок пересматривают договоры: ужесточают требования и прописывают дополнительные условия».

Все опрошенные компании с риском банкротства высказывают тревогу о том, что будет в октябре после снятия моратория, сообщил президент ЦСР Александр Синицын: «Необходимо не только сохранять предприятия как оболочку, но и дать участникам производственных цепочек действенные инструменты реструктуризации, оздоровления и сохранения доверия».

Нужно воспользоваться отсрочкой моратория и усовершенствовать законодательство о банкротстве, развить реабилитационные процедуры, считает и замдиректора департамента судебной практики «Роснефти» Константин Гричанин.

Автор: Ольга Агеева

Источник: РБК