Архивы

Рубрики

Домой » Новости » Аналитика » Концессия «Саратовводоканала». Все что вам следует знать об этом

Концессия «Саратовводоканала». Все что вам следует знать об этом

В марте этого года стало известно о запуске конкурса на заключение концессионного соглашения с МУПП «Саратовводоканал». На протяжении полугода в СМИ регулярно появлялись новости о подготовительной процедуре, проходившей с той или иной степенью скандальности, которая закончилась ничем. Результаты конкурса были объявлены 19 сентября, но уже через 2 дня их отозвала Федеральная антимонопольная служба. С тем учетом, что судьба  «Саратовводоканала» касается каждого дома, в котором есть (или, напротив, нет) холодная вода, некоторые аспекты закрытых конкурсных процедур требуют уточнения.

saratovvodokanal

Что такое концессия и зачем она нужна?

Если упростить и свести к нескольким тезисам множество определений данного понятия, концессия — это такая форма государственно-частного партнерства, при котором в выигрыше остаются все участники:

  • Частный инвестор получает в эксплуатацию некий объект инфраструктуры, за счет которого он может извлекать прибыль;
  • Государство «чужими руками» решает одну из наболевших проблем, будь то исполнение своих обязательств перед населением, расширение экономического потенциала подведомственного населенного пункта или нечто другое.

В качестве примера концессии в сфере ЖКХ, реализовавшейся в полной мере, можно привести практику Аргентины, передавшей в 1992 году право на управление водоснабжением и канализацией консорциуму Aguas Argentinas. Итог: после шести лет упорной работы, сопровождавшейся крупными инвестициями в строительство и модернизацию, тарифы в городе были снижены, качество водоснабжения и канализации улучшилось, а сама компания до сих пор эксплуатирует объект и получает стабильный доход. Именно так этот механизм и должен работать.

Что не так с «Водоканалом»?

Проблемы коммунального предприятия условно можно разделить на три категории: финансовые, касающиеся износа водопроводных сетей и административные. Справедливо будет назвать две первые категории подкатегориями третьей. Почему это так, а не иначе можно узнать, к примеру, из статьи «Делового Петербурга» о бывшем руководителе «Саратовводоканала» Ларисе Абрамовой, которая была причастна к ряду коррупционных скандалов, что, впрочем, не помешало ей возглавить департамент управления проектами Водоканала Санкт-Петербурга. С другой стороны, не только Лариса Абрамова виновна в плачевном состоянии унитарного предприятия — скандалы с растратами преследуют его издавна.

Выливается скверный менеджмент в еще более горькие результаты. В 2013 году МУППу удалось стать одним из самых неэффективных саратовских предприятий, по версии «Интерфакс-ЭРА». Так выглядят финансовые показатели Водоканала по данным базы «Контрагент»:

1-mupp

Как мы видим, положение предприятия не так удручающе. Однако все это лишь вершина айсберга. Если верить городским чиновником, реальные убытки «Саратовводоканала» за 2014 год приблизились к 200 млн рублей. Есть еще и долги. Опять же, если прислушаться к официальным заявлениям, объем таков, что их можно было бы пустить по трубам вместо воды. На протяжении долгих лет в Администрации называли цифру, близкую к 1 млрд рублей. Как скапливаются эти долги? Во-первых, из растрат былых лет. Во-вторых, из-за низкой платежной дисциплины. Так, на днях «Саратовводоканал» сообщил о том, что четыре саратовские организации Минобороны РФ задолжали более 10 млн рублей за воду. И это только один из многочисленных примеров.

При этом физическое состояние инфраструктуры далеко от идеала, — ее изношенность составляет 70%, — и на поддержание функционирования городских сетей постоянно требуются финансовые средства. В 2015 году на нужды предприятия было выделено 200 млн рублей из городского и областного бюджетов. Комментируя перспективы, замглавы администрации по городскому хозяйству Дмитрий Федотов заявлял, что если не будет проведена концессия, «Саратовводоканал» сможет просуществовать два-три года, не более.

vodokanal_2

Что требуется от участников концессии «Саратовводоканала»?

Итак, положение дел таково, что Муниципалитет не тянет поддержку жизнеспособности такой серьезной и стратегически важной машины, как 1,5 тыс км инфраструктуры для обеспечения холодной водой жителей города с населением, превышающим 800 тыс человек. Значит, этим должен заняться кто-то другой. Тот, кто готов вложить в коммунальное предприятие 9 млрд рублей.

По условиям конкурса концессионер должен за свой счет осуществлять эксплуатацию имущества предприятия. А речь здесь идет о 278 объектах недвижимого имущества в составе системы холодного водоснабжения, 472 — в системе водоотведения, о 3599 объектах движимого имущества, а также бонусом административных зданий, резервуарах, компьютерах и так далее. Все это достанется победителю с правом пользования до 31 декабря 2045 года.

vodokanal_3

Пользуясь этим ресурсом, до конца 2018 года концессионер также должен будет провести реконструкцию системы водоснабжения ряда микрорайонов, реконструкцию головных сооружений водопровода, построить и реконструировать магистральные, разводящие и квартальные сети водоснабжения и канализации, коллекторы щитовой проходки, создать автоматизированную систему мониторинга, учета, управления распределением и реализацией воды и аналогичную систему для учета перекачки и приема стоков.

В конкурсной документации фигурируют и прочие обязательства. Откровенно говоря, их не мало. В связи с этим возникает вопрос: стоит ли игра свеч для потенциального концессионера? Да, если мы говорим о некой структуре, обладающей внушительными средствами, а главное возможностью ждать. Концессия в сфере ЖКХ — это история про «длинные деньги». Плюс к тому в 2015 году прибыльность предприятий водоснабжения составляла 5,7%, по словам Сергея Кудряшова, соучредителя ОАО «Дзержинский водоканал».

В России не так много компаний, способных ждать годами, а то и десятилетиями, прежде чем начать извлекать прибыль. Однако двух таких игроков все же удалось найти.

Чем «Самарский» сценарий концессии отличается от «Волгоградской»?

Первым заявителем, проявившим интерес к Саратовским трубам, стала «Новая городская инфраструктура Прикамья». В июне она исправно оформила свое желание, а также передала задаток в размере 500 млн рублей.

Тогда же депутат гордумы, председатель комиссии по ЖКХ, Дмитрий Кудинов в разговоре с журналистами намекнул на то, что у первого заявителя есть и таинственный конкурент, называть которого чиновник сразу не захотел. Пожалуй, с этого момента процедура концессии перестала быть хоть сколько-нибудь прозрачной.

14 июня на официальной церемонии вскрытия конвертов заявителей интрига развеялась. Вторым заявителем значилось ООО «Концессии водоснабжения – Саратов» (КВС).

Предлагаем взглянуть пристальней на две основные фигуры:

«Новая городская инфраструктура Прикамья» является дочкой группы компаний «Российские коммунальные системы» (РКС), которая в свою очередь входит в активы «КЭС-холдинга» («Комплексные энергетические системы»), известное как ПАО «Т Плюс». 65% КЭС владеет группа «Ренова», контролирующая внушительный объем активов в различных сферах: финансовой, энергетической и т.д. как на территории РФ, так и за рубежом. А со-основателем и председателем совета директоров «Реновы» является олигарх Виктор Вексельберг, получивший статус самого богатого человека России в 2012 году. По состоянию на 2015 год он занимает 73-е место в рейтинге богатейших людей мира по версии Forbes.

rks_0

«Концессии водоснабжения – Саратов» уходит корнями к УК «Лидер», крупнейшей управляющей компании России по сумме активов в управлении и размеру собственного капитала. В 2013 году ее акционерами выступали «Внешэкономбанк», «Газпром», НПФ «ГАЗФОНД» (а с ним и пенсионные резервы в размере 350 млрд рублей), «Газпромбанк». Известно, что центральной фигурой «Лидера» на протяжении всей его долгоиграющей истории успеха является Юрий Ковальчук, председатель совета директоров банка «Россия», чье имя неразрывно связано с дачным кооперативом «Озеро», которое было организовано в 1996 году 8-ю участниками, в том числе президентом Владимиром Путиным.

kvs_0

Как можно понять, за Саратовский водоканал боролись весьма и весьма серьезные структуры, аффилированные крупнейшим частным и государственным предприятиям страны. В целом, в этом нет ничего необычного — требуемые инвестиции в размере 9 млрд рублей есть в обороте далеко не у каждой компании. Однако участие в конкурсе претендентов такого уровня придает происходящему особый политический фон. Разговор уже идет не просто о 1,5 тысячах км изношенных и безликих труб, коих в стране хватает в достатке, но о преимущественном положении одной из олигархических структур в регионе.

kovalch

Юрий Ковальчук

Саратов — далеко не первый муниципалитет, добровольно сдавший свой водоканал концессионерам. Государственно-частное партнерство в коммунальной сфере восторжествовало также в Оренбурге, Перми, Воронеже, Нижнем Новгороде, Петрозаводске, Самаре, Омске, Тюмени, Краснодаре, Барнауле, Твери, Волгограде. Список можно продолжать и дальше — благо, практика в стране за последние 7 лет успела распространиться широко, и уже есть результаты. На рынке выделились основные игроки. В их число, конечно, входят РКС и КВС.

РКС, принадлежащая «Ренове», закрепилась в Алтайском и Пермском краях, Амурской, Брянской, Владимирской, Кировской, Самарской, Тамбовской, Тверской областях, в Республике Бурятия и Республике Карелия.

0_vexel

Справа — Виктор Вексельберг

Связанная с «Газпромом» КВС помимо Саратова имеет свои интересы в Волгограде и, судя по регистрации от 16.09.2016 соответствующего юрлица, в Республике Дагестан. Однако лишь в Волгограде на сегодняшний день КВС смог развернуться по-настоящему.

«Волгоградский» сценарий концессии считается успешным. В начале этого года глава администрации Саратова Валерий Саратов даже навещал город с целью изучения удачной практики. Возможно, именно тогда негласно распорядителем коммунальной инфраструктуры была выбрана КВС.

Хотя РКС обладает достаточным опытом управления водоснабжения в крупных городах, у компании есть ряд проблем. Например, комментируя результаты государственно-частного партнерства в своем регионе, депутат Самарской областной думы Михаил Матвеев заявил:

У частного бизнеса, якобы, деньги есть, поэтому ему и надо отдать эти сети, чтобы избежать коммунальной катастрофы. Сейчас мы видим, что частный бизнес не стал вкладывать в коммуналку собственные средства, а продолжил её эксплуатацию, подняв тарифы или увеличив инвестиционную составляющую, то есть за счёт налогоплательщиков.

СМИ периодически возвращаются к ситуации с водоканалом Самары, который, якобы, стал полной противоположностью каналов Аргентины: состояние его не улучшилось от прихода концессионера, а тарифы были подняты.

Возможно, этим компания, принадлежащая олигарху, снискала к себе «особое» отношение от Саратовских властей. Благоволили они, определенно, оппоненту Вексельберга. 19 сентября на закрытой церемонии подведения итогов конкурса комиссия отдала предпочтение КВС «Лидера». Такое решение не стало сюрпризом, ведь именно этому претенденту были отданы основные мощности МУПП «Саратовводоканал» за 10 дней до объявления результатов. РКС оказалась не готова терпеть подобное отношение и сразу после подведения итогов конкурсной комиссией обратилась с жалобой в ФАС. В итоге 21 сентября результаты были аннулированы, и несчастный водоканал вновь упал тяжкой ношей на плечи города. РКС пустилась в затяжную тяжбу с организаторами открытого конкурса, который оказался и не таким уж открытым. Стало известно, что претенденты изначально соперничали не в равных условиях. «Российские коммунальные системы», как выяснилось, даже не получали доступ к документации в полной мере, не имели возможности попасть на все объекты и оценить масштаб работ, в то время как для «Концессий водоснабжения» все двери были гостеприимно открыты.

Что изменит концессия водоканала для рядовых жителей?

Тарифы, тарифы и еще раз тарифы. Стоит понимать, что с пересечением коммунальной сферы и коммерции меняется весь подход. На передний план выходит прибыль, оптимизация расходов на модернизацию инфраструктуры и сухие цифры. Опыт Перми в этом плане позволяет судить о том, что тарифы на холодное водоснабжение могут вырасти чуть ли не вдвое. При этом, по прогнозам, ЖКХ и без того будет дорожать более чем на 4% в год в течение трех лет, так что преимущества концессии город сможет и не оценить за надвигающейся лавиной квитанций.

koncess

Пока неясно, чем закончится история с концессией «Саратовводоканала», но пока хотя бы известно, на какие тарифы город может рассчитывать в 2017 году, в то время как ФАС определяет судьбу изнашивающихся труб.

Александр Геллер. Специально для Делового Саратов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: