Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Мнения » Если завтра торговая война: что в ней может выиграть и что проиграть РФ?

Если завтра торговая война: что в ней может выиграть и что проиграть РФ?

В этом году США инициировали целую серию внешнеторговых конфликтов с Китаем, Турцией, Россией. Чем грозят эти торговые войны нашей стране?

 

Чего хочет Америка

«Торговые войны — это хорошо, в них легко победить», — самонадеянно написал Трамп в Твиттере в марте после объявления о введении пошлин на ввоз в США металлов — 25% на сталь и 10% на алюминий. Специалисты по международной торговле недоумевают: разве можно что-то выиграть, перетягивая на себя одеяло, когда уже почти не осталось товаров, которые одна страна может произвести без сотрудничества с другими? Но Трамп сказал — Трамп сделал. Вся его предвыборная кампания в 2016 г. прошла под обещания защитить национальную промышленность. Негоже, когда Америка больше покупает, чем продаёт! Несправедливо это и опасно! А раз так, то можно не соблюдать правила международной торговли.

США нанесли удар по конкурентам своих металлургических заводов сразу на трёх фронтах — европейском, североамериканском и азиатском. Главным стал китайский, на котором перекос в сторону импорта администрация Трампа посчитала особенно нетерпимым: 500 млрд долл. против 130 млрд долл. экспорта в 2017 г. Более 1000 товаров из Китая были обложены в США дополнительной 25-процентной пошлиной. А в КНР не замедлили ответить, подняв барьеры для разнообразной американской продукции. Вашингтон и Пекин уже обменялись ограничениями на взаимный импорт в сумме 50 млрд долл.

Негативные сценарии

Противоречивая ситуация на европейском фронте. Европейцы тоже разработали свой набор ограничений для американских товаров. А потом начался торг. «Общаясь с Ангелой МеркельДональд Трамп заявил, что готов отменить пошлины на сталь и алюминий, если Берлин откажется от поддержки «Северного потока — 2», нового российского газопровода в Европу, — рассказывает профессор факультета мировой экономики и политики ВШЭ Алексей Портанский. — Европейцы на давление не поддались, но пообещали активнее покупать американский сжиженный газ. В итоге на саммите ЕС и США, состоявшемся в конце июля, коммерческие споры были заморожены. Однако проблема «Северного потока» снова возникла в августе, когда в США прозвучали угрозы распространить санкции на европейские компании, участвующие в строительстве газопровода. И, если страны ЕС будут против, такой несистемный лидер, как Трамп, может договорённости разорвать. Тем более что экономические противоречия между Америкой и Европой никуда не исчезли».

«Если торговая война между США и ЕС вновь разгорится, усилится конкуренция между европейскими компаниями, потерявшими американский рынок. Чтобы защищать своих производителей, в Европе тоже начнут повышать пошлины на пути иностранных товаров, в том числе российских», — считает директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель.

Но самые большие риски для России создаёт превращение торговой войны в мировую. По оценке исследователей из Oxford Economics, если станут реальностью все ограничения, которыми пригрозили друг другу страны-конкуренты, они затронут 4% всей международной торговли, а это путь к хаосу, глобальному недоверию и экономическому кризису. «В 1930 г. республиканские предшественники нынешнего президента США в стремлении защитить своих производителей приняли так называемый акт Смута — Хоули, в соответствии с которым ставки импортных таможенных пошлин были повышены на 50%, а по некоторым позициям и на 100%. Вскоре Европа ответила аналогичными протекционистскими мерами. В результате мировой экономический кризис стал разрастаться как снежный ком, — напоминает Портанский. — В историю США этот период вошёл как Великая депрессия. Но, если что-то подобное повторится, Россия проиграет сильнее. Во-первых, мы больше зависим от товарного экспорта, чем американцы. Во-вторых, мировой экономический спад понизит потребность в энергоресурсах — российских нефти и газе. Сократится приток валюты в нашу страну, и усилится падение курса рубля».

Может ли быть самое худшее — превращение торговых стычек в горячие военные конфликты? «Такие риски исключить нельзя, — считает вице-президент Международного общественного фонда «Экспериментальный творческий центр» Юрий Бялый. — Действия США в сфере торговли и финансов разрушают единственный глобальный торговый институт — ВТО. А в сфере политики США и Великобритания массированно вводят в практику наказание отдельных лиц и суверенных государств на основании не доказанных никем подозрений по формуле «весьма вероятно». Всё это означает очередной переход стран к преимущественно силовому обеспечению своих международных позиций».

 

Новые шансы

«Столкнувшись с торговыми ограничениями со стороны США, европейские страны могут начать проводить более независимую санкционную политику по отношению к России. Если они отойдут от нынешней жёсткой линии, для нас это будет выгодно», — надеется Портанский.

Руководитель Школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов оценивает последствия противоречий между крупнейшими торговыми игроками как позитивные для России: «Нам надо срочно занимать пустоты, которые образовались на китайском рынке. Есть возможность увеличить поставки в КНР сои, муки, говядины, баранины, колбас, медицинского оборудования. Пекин уже почти обнулил ряд тарифов на высокотехнологичную продукцию для медицины из Индии. И нам стоит добиваться того же, создавая с китайцами совместные предприятия и налаживая на них производство своих передовых разработок специально для китайского рынка».

Менее оптимистично настроен Портанский: «Прорывных проектов, которые могли бы увеличить наш несырьевой экспорт в Китай, я не вижу. А Турция, ещё одна участница торгового конфликта с США, тоже заинтересована прежде всего в российском сырье».

«Нам было бы выгодно кооперироваться с ЕС и Китаем с целью защиты действующих правил ВТО, ограничивающих протекционизм по отношению к национальным производителям», — уверен Кнобель. Но есть ли при этом возможность нарастить политический капитал, усилив российское влияние на международных рынках? «Н­аша доля в мировой торговле для этого слишком мала — меньше 2%, тогда как у Индии больше 3%, а у Китая больше 10%», — отмечает Портанский.

«У России есть шанс выиграть на тех рынках, где она сильна: вооружение, нефть, газ, уголь, атомная энергетика. На других супердоходных мировых рынках — высокотехнологичной электроники, точного машиностроения, новых материалов и горно-геологических технологий — наши доля и роль пока крохотные, — обращает внимание Бялый. — Рассчитывать на лидерство или даже приоритетную инициативу мы не можем ни в одном торговом союзе, кроме ЕАЭС».

Источник: Аргументы и факты

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: