Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Мнения » Как Вы оцениваете последствия продовольственного эмбарго для российского рынка год спустя?

Как Вы оцениваете последствия продовольственного эмбарго для российского рынка год спустя?

emba_0

Год назад (в августе 2014 года) Россия ввела запрет на ввоз продовольствия из ряда европейских стран. Аналитический центр при российском правительстве пришел к выводу, что данные меры привели к целому ряду негативных факторов: отсутствию конкуренции, росту цен и снижению качества продукции.

В прошлом году Деловой Саратов спрашивал жителей города о том, чего они ждут от введенных Россией антисанкций. Теперь мы решили узнать, как, спустя год, саратовцы оценивают на собственном опыте последствия продовольственного эмбарго? Упало ли качество потребляемой Вами продукции или привычные товары совсем исчезли с прилавков магазинов?


Александр Ландо, председатель Общественной палаты Саратовской области:

— На мне лично никак продовольственное эмбарго не отразилось, ничего не изменилось. До того, как было принято решение об уничтожении продуктов, на которые были наложены санкции, в ходе рейдов мы все время видели, что они наличествуют в наших магазинах. Сейчас я думаю, что такой продукции на прилавках станет меньше, а нашей  – больше. Я знаю, что отечественная продукция конкурентоспособна. Например, вишня, которая выращивается у нас в Хвалынске, продается по 100 рублей за килограмм, а импортная лежала в магазинах по 200 рублей. И это в разгар сезона! И яблок у нас очень много своих. Есть компания «Сады Придонья», которая открывает свой завод у нас в Ртищево.

Поэтому я не чувствую никаких плохих последствий. Многие говорят о сырах, которые исчезли… я не такой большой знаток и вообще редкий покупатель именно этого вида продукции, а все остальное у нас в стране имеется свое. Я считаю, что для наших граждан и сельхозтоваропроизводителей стало только лучше. Потому что наша продукция экологически чище и дешевле.


Лидия Златогорская, Председатель Саратовского регионального отделения Союза журналистов России:

— Мне кажется еще мало времени прошло, чтобы делать какие-то глобальные выводы. Как потребитель, не могу сказать, что замечаю какие-то особые изменения: не так часто я хожу по магазинам, да и многие импортные продукты питания не входят в корзину нашей семьи. Мне бы хотелось, чтобы у меня было пару банок оливок или шпрот в запасе на какой-то случай, но каждый день мы не едим такие продукты, в том числе и различные европейские сыры.

Снижение качества отечественной продукции я пока не заметила. Но хочется предостеречь, чтобы выводы делали не шапкозакидательские, мол, мы сейчас заместим всю иностранную продукцию! Хотелось бы, чтобы настроение было совсем другое: да, это шанс, но чтобы его использовать, нужно очень хорошо потрудиться. Глупая храбрость и бравада меня раздражают. Сейчас скорее надо говорить о бизнес-планах. Уже пора что-то предпринимать, потому что сейчас мы живем на старых запасах, а потом может появиться социальное недоверие к власти.

Что касается уничтожения санкционного продовольствия, когда это началось, возникла петиция в поддержку того, чтобы контрабандные продукты не уничтожать, а конфисковать и раздать нуждающимся. Я подписала эту петицию. Есть и противники этой позиции, которые считают, что то, что приходит к нам, не пройдя контроль, имеет плохое качество и должно быть уничтожено. Я думаю, что это от лукавого хотя бы потому, что к нам идут продукты, которые поступали к нам десятилетиями и по тем же апробированным и проверенным каналам. Что изменилось? Изменилась политика и отношения, но не качество. Оно не может пострадать, потому что производитель, работающий на экспорт, умеет и знает, как работать. А отношение российской власти к этому сейчас безнравственное и демонстративное. Не нужно этого делать и таким образом раздражать людей. Одно дело – уничтожить 30 кг марихуаны или какого-то наркотика, показав, что такое через границу не пройдет! И совсем другое – сжигать яблоки. Продукты уничтожать – храбрости большой не надо!


Аркадий Волошин,
директор Саратовского электромеханического завода «РЭМО»:

— Последствия от продуктового эмбарго, на мой взгляд, скорее отрицательные. Сузился ассортимент ряда продуктов, выросли цены. Возможно, для отдельных товаропроизводителей это открыло рынки, но в условиях отсутствия конкуренции это приводит к ухудшению качества и повышению цены.

Кроме того, чтобы в сельском хозяйстве произошло имортозамещение, нужны серьезные капиталовложения для кардинального подъема технологического уровня до мирового. Откуда взяться этим средствам? Ситуация с кредитованием всем известна. Большинство фермеров с трудом сводит концы с концами. Сейчас же искусственно убрали конкуренцию, что никак не способствует прогрессу в отрасли. Было бы куда эффективнее, если бы отечественные сельхозтоваропроизводители получали адресные дотации, но конкуренция должна присутствовать. Быть может в условиях неравного старта возможно  создание временных преференций, но не в виде запретов, а ввозными пошлинами и/или налоговыми рычагами. И аналогично — в иных отраслях (включая ту, где работает наше предприятие). Другое дело, что на санкции надо отвечать, принцип взаимности никто не отменял. Но надо бы подумать над более «тонкими» мерами.

А уж к уничтожению продуктов отношусь крайне отрицательно! Даже чисто с морально-этической и религиозной  точки зрения уничтожать качественную еду безнравственно!

Слабые попытки объяснить сложности с администрированием таких продуктов кажутся мне неубедительными. За те средства, что тратят на сжигание, можно наладить экспресс-проверки и пускать продукты нуждающимся. Да, будут злоупотребления, но на это есть правоохранители, чтобы не допускать таких проявлений. Но ведь подавляющее количество продуктов дойдет до адресатов. В стране, где 22 млн. живут за чертой бедности, уничтожать еду недопустимо.


Тамара Фокина,
Почетный профессор Поволжского института управления имени П.А. Столыпина (РАНХиГС):

— Мой ответ будет носить личный характер. Качество того, что я покупаю, не снизилось, но  разнообразие меню существенно изменилось из-за роста цен. Особенно удручает повышение цен на кофе, рыбу, кондитерские изделия, птицу, мясо, рис.

Настораживает и динамика успехов и неудач продуктовых магазинов. Те из них, которые есть в зоне моего доступа, или стали привычными, в которых знаешь руководителя или сотрудников, терпят явные бедствия.  В моем любимом магазинчике на улице Рахова был прекрасный мясной отдел, где были и кости, и рябчики, и другие изыски. Они стоили дорого, но они были! Сейчас мясной отдел вообще опустел. Таким образом, мой девиз  «за разнообразие»  стал явно неуместен.


Ольга Руднева,
творческий менеджер, автор и ведущая программы «Открытого канала» ИА «Свободные новости»:

— Абсолютно согласна с отчаянно смелым выводом Аналитического центра при российском правительстве о том, что введенные Россией антисанкции привели к целому ряду негативных факторов: отсутствию конкуренции, росту цен и снижению качества продукции. Все эти факторы любой, не вооруженный специальными компетенциями, человек может наблюдать при каждом своем походе по магазинам. Заходишь в супермаркет с естественной надеждой не то чтобы себя порадовать, а хоть как-то подпитать, а на душе вообще никак. Безрадостно там, плохо все. Как если бы ты, уже вполне профессиональная жертва «стокгольмского синдрома», приготовился и даже настроился, что твой условный внутренний «воронеж» будут бомбить, а тебя повели на расстрел в печь крематория.

Вопросов «как так-то, кто виноват и что делать» задавать некому, поскольку ответы про кольцо врагов, в который уж раз плотно обступивших родину, слушать и делать вид, что веришь, совершенно не хочется. А других ответов у них для нас нет. Во время посещения в «ашанах» выставки стейков белорусской семги по 999 руб, которую ты еще помнишь как норвежскую по 300, в голове пульсирует только один вопрос: «Родина, за что ты меня так этим сыроподобным продуктом из пальмового масла?».

 

Специально для Делового Саратова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: