Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Юрий Ерофеев: «Саратовская область как черная дыра»

Юрий Ерофеев: «Саратовская область как черная дыра»

Депутат саратовской городской думы Юрий Ерофеев дал «СарИнформу» эксклюзивное интервью, в котором подробно рассказал о причинах упадка промышленности в Саратовской области, проблемах бизнеса, миграции, о том, чего ждать саратовцам предстоящей зимой, и почему он выступает против отмены моратория на смертную казнь.

Об отмене моратория на смертную казнь

— Отношение двоякое, вот честно скажу. С одной стороны, нелюди не должны жить, а с другой стороны — не всегда мы находим виновного. История нашего государства, России показала, сколько у нас было невинных расстреляно. Даже по тому же делу Чикатило. Пострадало шесть человек, четверых расстреляли, двое — получили большие сроки. А через определенное время поймали, наконец, настоящего убийцу. Да, он заслужил смертной казни. Но до этого шесть человек пострадали и четверо лишились жизни. Такая же ситуация была в Белоруссии, когда маньяк женщин убивал. Там тоже пострадало порядка восьми человек, пока поймали настоящего убийцу.

Поэтому, вы знаете, я в общем-то против. То, что в последние годы проходит… У нас есть достаточно примеров, когда выносили пожизненные заключения, а через пять лет людей освобождали, потому что находили настоящих убийц. Ошибка в нашей системе возможна, и она есть. Мы этих ошибок не избежим, поэтому, с одной стороны, «за», а с другой стороны, я на сегодня противник применения смертной казни, потому что может пострадать невиновный. Уровень квалификации следственных органов и судейского курса достаточно невысок, если честно.

О коммунальном коллапсе и предстоящей зиме

— Прошедшая зима показала все недостатки системы уборки города. Выводы сделаны, поэтому к предстоящей зиме город закупил порядка 380 единиц техники. Это практически почти 65% необходимой техники для уборки города. Причем закупили технику ту, которая должна убирать тротуары, то есть небольшую, компактную… «Беларусики» с щеточками, с отвалами. Я думаю, в этом году того коллапса не допустим. Проведена большая работа и приняты определенные меры. Ведь очень много проблем было, когда управляющие компании с крыш снег сбрасывали на тротуары и за собой не убирали.

В этом году предусмотрели и для них меру наказания, чтобы они своевременно за собой снег вывозили. Ряд техники закупили достаточно мощной, чтобы основные магистрали очень быстро она проходила. Там, где нет жилого массива. Это Усть-Курдюмская трасса, новая дорога с Ленинского района в центр города. С Солнечного на Молочку. Вот где широкие трассы, там специальную роторную технику закупили, которая за один проход, по сути, всю улицу, всю дорогу практически сразу очищает.

Мы готовы к приему зимы, техника готова. Новая проблема возникает с кадрами. Кто на ней работать будет. На сегодня укомплектовали не полностью, ну где-то процентов на 70, и комплектовка продолжается. Там еще их приходится и обучать, потому что техника немножко другая, более современная. Думаю, такого (как прошлом году — прим.ред.) точно не будет. Хватит нам одного урока.

О предпринимательстве в Саратовской области

— Бизнес — это, в общем-то, тяжелая тема. Тот, который сейчас есть бизнес, я в том числе тоже отношусь к малому бизнесу, мы, в принципе, выживаем. То есть, мы о развитии не говорим. Хотелось бы развиваться, хотелось бы и технически перевооружаться, но мы на сегодня не в состоянии. У нас нет таких денежных средств, чтобы можно было развиваться. Масса причин. Не только сама инвестиционная обстановка в городе и в области, масса законодательных актов, которые пролоббировали монополии под себя… А то, что они бьют по остальной экономике страны, по малому бизнесу, среднему бизнесу, это в расчет никто не берет. Недоработки правительства, недоработки Госдумы в принятии законов, лоббирование интересов монополий.

Я, честно говоря, до сих пор не могу понять, что мешает развитию бизнеса в нашем регионе. Когда министерство экономики Саратовской области, ряд других ведомств, которые с этим связаны, когда они говорят об инвестиционной программе развития, об инвесторах, у меня вопрос всегда возникает один: «А вы разобрались, почему инвестор, приходя в Саратов, через три дня отсюда убегает и больше возвращаться не хочет?».

Налоги, что мы платим, что такое же предприятие в соседней области те же самые налоги платит. Знаю, достаточно многие хотели в регионе открыть производство, заняться бизнесом. Им интересно местоположение города Саратова. У него все равно, в транспортном плане достаточно интересное местоположение. Тем не менее, не идет. Я понимаю, что у нас бюджет Саратовской области курирует министерство финансов РФ. Они там против каких-либо льгот. Тем не менее, в других регионах Поволжья снижены налоги на имущество, на землю, в отличие от нас. У нас достаточно высокий налог, и он будет еще расти. Бюджет надо наполнять, надо учителей, социальных работников содержать, зарплату платить. Комплекс программ должен быть. Не просто инвестор пришел и говорит «я хочу у вас открыть», и все начинают возне него бегать…

У нас есть монополисты, «Т Плюс» тот же, газовики. Когда они приходят предлагать свою инвестиционную программу в правительство Саратовской области, которое согласовывает, наверное, надо смотреть тоже и говорить: «Ребят, вы хотите линию и подстанцию построить, которая востребована будет через 15 лет для населения. Нам не надо. Вот через 15 лет вернемся к этому вопросу, а сейчас вы нам лучше постройте линию, подстанцию вот на окраине Саратова, чтобы можно было подготовить площадку для потенциального инвестора». Он приходит, ему говорят: «У нас есть площадка, у нас там подведена энергетика, у нас проведен газ, у нас подведена вода. Все, вот, пожалуйста, стройся. Тебе не надо затраты нести. Твоя задача нам налоги в бюджет платить». Таких вещей масса.

Об упадке промышленности

— Мы все время говорим: инвестор, инвестор… И в то же время забываем про свой бизнес, который у нас в Саратове исторически существует с 90-х годов. Он тоже потихонечку закрывается, тоже начинают уезжать. Проблема не в том, что какие-то административные барьеры. Они везде есть, где-то больше, где-то меньше. Ситуация, в принципе, одинаковая. У нас пошло падение в промышленности. Такие вот предприятия, которые делают конкретную продукцию, кто-то делает станок, кто-то делает комплектовку для этих станков, и в конечном итоге выходит готовый продукт, который продается за пределы региона, и деньги приходят в регион. Вот как раз от этих предприятий зависит благосостояние людей.

Если заказов нормально — люди получают хорошую, приличную зарплату на предприятии. Они начинают ходить в кафе, рестораны, магазины, кинотеатры, то есть они начинают отдыхать с семьей, они могут себе позволить туда-сюда сходить, а когда зарплата остается на старом уровне, а ее на предприятиях лет пять уже не поднимали, понятно, что люди перестают ходить в рестораны, в кафе, и у бизнеса, который работает в сфере услуг, начинают падать обороты. Деньги-то зарабатываются в реальном секторе экономики, все связано между собой.

Масса постановлений вышла, которые ущемляют такие предприятия, которые не входят в госкорпорации, а у нас таких предприятий где-то по России, наверное, процентов 70%. Раньше было понятно: заключаешь договор — 50% приходит аванс, ты работаешь, потом продукцию сдаешь, получаешь оставшуюся сумму. Сейчас такого нет: ты за свои деньги изготовь продукцию, потом поставь ее, в течение двух-трех месяцев с тобой рассчитаются. Ты берешь кредит под это дело, проценты, и потом, когда ты деньги получаешь, ты все отдаешь, у тебя прибыли абсолютно не остается, потому что все съедают проценты, и ты опять развиваться не можешь.

О конкурентоспособности саратовской продукции и инвестиционном климате

— Наши предприятия в регионе делают достаточно уникальную продукцию. Есть мировые аналоги… Но по качеству [наша продукция] абсолютно ничем не уступает западной. Ну мы же российский производитель, с нами можно как угодно…

Была встреча в Москве, мы там с металлургами схлестнулись, спор был очень жаркий. Я им задал вопрос: «Скажите, почему вы на металл подняли цены внутри России. На газ цена не поднялась, на электроэнергию не поднялась, а вот на металл поднялась?». [Отвечают]: «На мировой бирже доллар стал 60 рублей, поэтому мы подняли». Я говорю: «Стоп, у нас на территории России рубль или доллар ходит? Ну давайте тогда пошлины снизим на ввоз металла, как во всем мире 3-4% оставим, и я этот металл буду у Круппа (Friedrich Krupp AG Hoesch-Krupp — крупный промышленный концерт в истории Германии, с 1860 года занимающийся добычей угля, производством стали, артиллерии, военной и сельскохозяйственной техники, текстильного оборудования, автомобилей, судов и локомотивов — прим. ред.) покупать в Германии. С доставкой в Саратов он мне обойдется на 15% дешевле, чем российский металл, и качество будет совершенно другое».

Они сказали: «Вы что? Мы российский производитель!». Я говорю: «А мы тогда чей производитель?…»

Вот таких нюансов очень много. Они лоббируют свои интересы наверху, закрываются постановлениями правительства, а вглубь самой экономики, в общем-то, никто пока не вникает. Из-за этого такие проблемы идут. Причем Саратовский регион как лакмусовая бумажка: очень хорошо все эти процессы видно. Они немножко заштрихованы, но идут и во всех других областях. Я с бизнесом и из других областей встречался, у них там чуть получше, не так явно это все видно, но они тоже к этому придут. И Москва к этому придет. Мы это прекрасно понимаем.

Если по Саратову брать, нужна комплексная программа и глубокий анализ, почему уходят [компании]. Может быть, где-то административные барьеры слишком затратные. Все время говорю, мне не интересны ваши будущие планы по инвестпрограммам. Мне интересно, почему уходит инвестор. Почему он придет, три-четыре дня, садится на поезд, на самолет, чтоб побыстрее, уезжает и больше сюда не возвращается. И у нас получается как черная дыра. По Поволжью берешь, рядом города, везде идет развитие. Да, тяжело, то же самое, такая же ситуация, но развитие идет. А у нас почему-то они вот раз и все… Я говорю, сделайте анализ. Позвоните, в конце концов, этим инвесторам. Спросите, они вам ответят, почему убежали. Сделайте анализ своих ошибок и дайте нормальные условия. Получить негативную репутацию — это очень быстро. А для того, чтобы потом получить хорошую репутацию региону, надо, извините меня, очень хорошо поработать.

О миграции из Саратовской области

— Раньше была очень сильная промышленность в регионе. Высокотехнологичная. И это правда. На сегодня у нас достаточно много предприятий закрылось. Ушли под банкротство по разным причинам. Мест, где себя можно раскрыть, работать и дальше расти, в регионе сегодня ограничено. У нас достаточно много молодых людей, которые после окончания высших учебных заведений понимают, что здесь они раскрыться не смогут, поэтому они и уезжают в те города, которые развиваются: Москва, Питер, в основной массе туда. Но сейчас пошла тенденция: стали уезжать и в такие города, как Ростов, Краснодар, Брянск. Это тоже правда. Причем уезжать стали уже в возрасте, не молодые от 20 и до 30, а уже те люди, которым 40 лет. То есть был налаженный бизнес, они его закрывают и переводят в другие регионы. С чем это связано? Опять с покупательской способностью населения.

Если люди получают зарплату, которой им хватает на то, чтобы оплатить коммуналку, на питание, то понятно, что о чем-то другом они даже не думают. Падает покупательская способность населения, падает развитие всех остальных бизнесов, которые работают возле населения. Это те же строители небольшие, которые занимаются ремонтом квартир, у них падают доходы, те, кто занимается малыми дорожными работами. Я думаю, если у нас в этом плане политика не поменяется, то народ, который с головой, будет уезжать и искать место, где сможет получать больше. Уровень зарплат на промышленных предприятиях достаточно низкий, и не по вине руководителя предприятия. Предприятия работают по доходной части. Есть доходная часть такая-то и расходная. Доходная, к сожалению, не растет, ну я об этом уже говорил, там масса причин. В том числе и в правительство наше российское это упирается.

Программы экономического развития страны по отраслям — нет. Чтобы малый бизнес мог в этой программе посмотреть свою нишку, в каком направлении ему развиваться. У нас есть проекты, но нет программы экономической. Это тоже сказывается. В России должен быть орган наподобие Госплана, который был при СССР. И такой орган существует во всех странах, он есть и в США, он есть в Европе, потому что распределение того же бизнеса должно быть равномерно, и он не должен пересекаться, и это в общем-то регулируется. Во всем мире это регулируется, только у нас сквозь пальцы на это все смотрят, хотя это надо делать. Самое главное — это зарплаты. Чтобы людей удержать и развиваться, нужно платить.

Если молодежь будет вся уезжать, то и оставшиеся предприятия, которые в Саратове еще работают, тоже потихонечку закроются, потому что без молодых, без кадров, без их головы, без их мозгов не смогут развиваться. Люди в возрасте, как я, можем управлять, можем подсказать, можем где-то направить, но мы уже не можем генерировать новые идеи. Для этого нужны молодые, с не зашоренными мозгами, со своим взглядом. Пока не вижу перспектив. Я думаю, что миграция с региона будет продолжаться. К сожалению, вымываются лучшие, а замещение происходит неравноценное. И мы можем это посмотреть, даже гуляя по городу, понимая, что пять-шесть лет назад по этим улицам гуляли совершенно другие люди, с более высоким интеллектом, с высоким уровнем культуры.

Источник: СарИнформ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: