Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Поговорим о городе. Владимир Вардугин: «Город на берегу Вселенной»

Поговорим о городе. Владимир Вардугин: «Город на берегу Вселенной»

Саратов в природе — один, но у каждого человека есть свой собственный образ этой малой родины. Для кого-то он ассоциируется с Волгой, для кого-то — с бескрайними просторами благоухающей, цветущей степи, для кого-то с историческими образами. Краевед, член Союза писателей России Владимир Вардугин связывает образ Саратова с берегом Вселенной. Владимир Ильич настоящий патриот своей страны и своей малой Родины – Саратова. Уже много лет он занимается изучением истории Саратовской области, пишет книги. В них он знакомит читателей с историей города через биографии людей, связанных с ним. Об истории Саратова, памятных именах и давно забытых традициях Владимир Ильич рассказал в интервью «Деловому Саратову».

– Начнем с Вашей культурной ниши: Вы и автор ряда книг, и краевед. Кто Вы сами для себя, и как для Вас соотносятся все эти модусы Вашей деятельности?

– Наверное, книгоиздатель. По образованию я редактор массовой литературы, в Московском полиграфическом институте нас учили, что редактор – это не просто человек, исправляющий кое-какие авторские ошибки. Главное для редактора – придумать книгу, под задумку найти автора, зажечь его идеей, вдохновить на творческий подвиг. Если это удастся – книга состоится. Например, ветеран Великой Отечественной войны Михаил Петрович Галактионов написал воспоминания о своей жизни для юбилейной книги Фрунзенского района, которым он руководил десять лет в 70-ых годах. Написал замечательно! И я посоветовал ему расширить круг воспоминаний. В результате в 2011 году вышла его книга «Записки первогвардейца» (автору к тому времени исполнилось 93 года).

К сожалению, с каждым годом издавать книги становится все труднее. Отсюда и задумки приходится не отдавать авторам, а брать исполнение на себя: вдруг автор потрудится, и все впустую, денег на издание не найдется. Сегодня в Саратовской области книгоиздание – частное дело авторов и издателей, государство не вмешивается в процесс. Да, есть при министерстве печати экспертный совет по изданию социально-значимой литературы, но сумма, выделяемая на издание книг, столь незначительна, что вспоминается из школьного урока математики выражение о «величине, которой можно пренебречь».

Что касается вопроса о том, как соотносятся модусы деятельности? Приходится совмещать в одном лице и авторство, и редактуру, и корректуру, что нежелательно, все-таки книга – плод коллективного труда, и самые удачные мои и авторские, и редакторские книги созданы в команде. Не стыдно за такие мои редакторские работы, как «Мифы древних славян», «Мифы древней Волги», «Песни из Саратова» . Все эти издания замечательно оформил художник Геннадий Михайлович Панферов. Он же «одел» и мои самые удачные, на мой взгляд, авторские книги – «Русская одежда», «Легенды и жизнь Лидии Руслановой», «Два Ивана», «Саратовская азбука» .

— Как получилось, что Вы заинтересовались историей Саратова? Что стало первой неожиданной «находкой» в познаниях родного города?

 — На школьной скамье мечтал стать археологом, даже пытался поступить на исторический факультет Саратовского университета. Спасибо, что не приняли. Пошел работать в типографию, а там подсказали, что есть в Москве институт, где учат делать книги. Пока учился заочно, работал в саратовских газетах, писал очерки о наших замечательных земляках. Это была встреча с настоящей, не книжной историей, когда ветераны рассказывали, что происходило на самом деле и 30, и 50 лет назад. Я застал еще участников так называемой Первой русской революции (русского в ней ничего не было, разве что русское сопротивление натиску Запада, мечтавшего ослабить своего геополитического противника). Вот эти-то встречи с живой историей земли саратовской и подвигли пристальнее вглядеться в прошлое, попытаться разобраться, кто мы и откуда.

– Есть ли в нашей истории какие-то события или личности, о которых нам, в силу тех или иных причин, мало что известно, но которые достойны упоминания?

— Есть – не то слово! История земли саратовской переполнена неизвестными героями. Как-то так сложилось, что на слуху имена десятка-другого известных личностей: Чернышевский, Федин, Гагарин, Вавилов. В памяти народной зацепились фамилии тех Героев Советского Союза, воевавших на фронтах Великой Отечественной войны, чьими именами названы улицы. А ведь у нас сотни Героев Советского Союза, связанных с нашей областью. Возьмите подшивку газеты «Коммунист» за май 1945 года, в одном из послепобедных номеров целый разворот отдан под рассказ о Героях Советского Союза, уроженцах Саратова, и в том списке вы встретите мало известных имен, все больше ни разу не слышанные. Парадокс: у нас страна неизвестных героев! Для краеведов это хорошо: есть над чем работать.

Мне довелось прикоснуться к неизвестным страницам старины саратовской. Сильна у нас медицина, однако великие имена появились с учреждением университета, но возникли они не на пустом месте, весь предшествовавший ХIХ век готовил почву для взлета саратовской медицинской науки. Я заглянул в архив и познакомил читателей с замечательными докторами, трудившимися в Саратове и в уездных центрах. Если брать нашу музыкальную культуру, то из забвения помогла мне вытащить имя композитора Ларионова газета «Саратовский листок», на страницах которой Иван Петрович публиковал свои статьи и обзоры музыкальной жизни Саратова 2-ой половины позапрошлого века. И если кому-то фамилия Ларионов ничего не говорит, то его самое известное произведение – песню «Калинка» – знает весь мир. С биографией Ларионова можно познакомиться в моей книге «Два Ивана».

– Говорят, что история – это великий учитель. Так чему она нас учит? Чем, с этой точки зрения, уникальна история Саратова?

— Если скажу, что история Саратова уникальна, то меня могут обвинить в квасном патриотизме. Мне довелось, в силу журналистской судьбы, побывать едва ли не в сотне городов страны, и скажу, что неинтересных областей, краев и республик у нас нет, каждая в чем-то уникальна. Но для нас наша область интересна, прежде всего, тем, что мы здесь живем. Мой земляк Лев Абрамович Кассиль, уроженец Энгельса, замечал: «Кто не любит свой город, где сам родился и вырос, так города, где другие родились, он совсем уже не полюбит. Что же он тогда, спрашивается, любит на земле?» Любовь к Отечеству начинается с любви к той земле, по которой ты сделал первые шаги. И эта любовь не должна быть только созерцательной, а действенной: чтобы в наследство внукам оставить ее лучшей, чем принял от родителей.

А учит история тому, чему способен научиться сам человек. Если поколение не может извлечь уроки из своей горькой истории, то оно обречено повторять ошибки предков. Кто бы мог подумать еще три-четыре десятилетия назад, что для нас станет актуальным «Слово о полку Игореве»?

– А как бы Вы определили место истории в судьбе человечества? Вы столько лет занимаетесь краеведением, наверное, не раз задумывались над судьбами конкретных людей и мест?

– Помнится, в нашем классе висело изречение Николая Гавриловича Чернышевского, я его запомнил наизусть: «Все науки человек познать не может, а историю знать обязан, ибо история – душа человечества». По-моему, исчерпывающее определение, из которого вытекает, что такое история и зачем ее изучать.

– Скажите, каким образом вы используете накопленный исторический материал, как его популяризируете?

— Писатель создает художественный образ личности или целого поколения, сплавляя воедино многие судьбы и факты. Мне всегда было жалко писать «по мотивам», всегда хотелось отображать реальные истории и рассказывать о конкретных лицах. Еще Лев Толстой говаривал, что в будущем художественная литература сольется с документалистикой, настолько интересно вести речь о конкретных фактах. Все мои книги – строго документальны. Порой процитированный документ скажет читателю гораздо больше, нежели пересказ событий писателем, как бы хорошо он ни владел пером. Так, в документальной повести «Радист космической Зари» привожу распечатку переговоров Юрия Алексеевича Гагарина с Землей (запись переговоров на магнитной ленте мне предоставили друзья нашего земляка Юрия Сергеевича Быкова, конструктора систем космической связи). Диалоги замечательно характеризуют и напряженную предстартовую обстановку, и удивительное спокойствие перед пуском космонавта, и развенчивают мифологию о том, что в полете Юрий Алексеевич пел песни о партии и о Родине. Нет. Он насвистывал и напевал «о далеком, курносом детстве». Детство – вот наша истинная Родина; свою семью, братьев и сестер, родителей, бабушек и дедушек вспоминаем мы в минуты испытаний.

– Какие памятники (музеи/ выставки/ театры) нужны нашему городу?

– Все нужны. А еще нужнее те, которых нет и которые осуществят грядущие поколения. Повторюсь: история саратовской земли – это затонувшая Атлантида. Вы слышали что-нибудь об Артании? Эта страна, ровесница Эллады, располагалась в наших приволжских степях. А где человечество приручило коня и запрягло его в телегу, вытащив на нем всю всемирную историю от пещерного каннибализма и почти что до каннибализма глобализма? Да, именно в наших приволжско-уральских степях. Если брать недавнюю историю – она также полна загадок. Все вы слышали нашу задорную саратовскую гармонику, а кто и когда ее изобрел? Сейчас завершаю работу над книгой «…И гармошки перебор – саратовский разговор», перевернул весь архив, но не докопался до точной даты рождения саратовской гармоники, да и об отцах-основателях гармонного промысла нашел мало сведений. О братьях Карелиных, Николае и Дмитрии Геннадьевичах еще можно отыскать документы в архиве Саратовской ремесленной управы, а вот братья Куликовы – легендарные мастерами, о них никаких сведений не сохранилось, только устное предание. В январе 2013 года в Саратове открыт музей саратовской гармоники на Ильинской площади. Основал его Владимир Андреевич Комаров, гармонист, в юности работавший в гармонном цехе под началом своего отца, Андрея Сидоровича, одного из самых замечательных гармонных мастеров. Музей хороший, но ютится в тесной комнатке бывшего мебельного ПТУ. На днях узнал новость: есть проект переместить музей в залы этнографического музея на Ульяновской улице. Если это свершится – будет сделан верный шаг в пропаганде сокровища земли саратовской, ведь наша гармоника – это визитная карточка Саратова.

– Как Вы считаете, наша сегодняшняя молодежь интересуется литературой и историей Саратова? Назовите книги, которые стоит прочитать людям, желающим узнать историю города?

– Молодежь во все времена была разной… Все не могут интересоваться историей и литературой, кого-то влечет техника, и это естественно. Другое дело, что наша техническая интеллигенция в советские времена не чуралась искусства, и ее широкий кругозор позволил сделать прорыв в космос. Сейчас шефствую над Иваном Андреевичем Акимовым, инженером с энгельсского завода «Сигнал», он пишет воспоминания о своих друзьях-технарях, которые не мыслили себя без книги, без театра, без музицирования. Должна получиться интересная и поучительная книга.

Что читать? Ученые дореволюционной саратовской архивной комиссии оставили нам более тридцати томов исследований саратовской старины. Но к ним нужно приступать подготовленным читателям, так как за минувшее столетие многое уточнили и исправили их последователи. В советские времена краеведение не приветствовалось, и если разрешалось оглядываться, то не далее революционных лет. Ныне для историков и краеведов открыты архивы, нет запретных тем. Если хотите навести точную справку о прошлом – открывайте книги краеведов Евгения Константиновича Максимова и Вячеслава Ивановича Давыдова, Юрия Александровича Сафронова и Андрея Вадимовича Кумакова. Гидом по военной истории берите Ивана Николаевича Плешакова. Историю театра лучше всех знает Вячеслав Алексеевич Дьяконов. Захотите ощутить атмосферу минувших эпох – раскрывайте книги братьев Семеновых, Николай Николаевич и Виктор Николаевич работают на стыке истории и художественной прозы. Первые уроки краеведения лучше брать у Дмитрия Сергеевича Худякова, раскрыв его книги, а еще лучше – просматривая его телепередачу «Не за тридевять земель» (эта передача идет непрерывно с октября 1960 года и на ней уже выросло не одно поколение).

– Скажите, а какое имя/образ кажется Вам наиболее сильным, самым значимым для Саратова? Что вообще для вас Саратов?

— Этот символ был изображен на обложке литературного журнала «Волга» (мне посчастливилось работать в редакции «Волги» в 1985–1991 годах): стилизованный обелиск на месте приземления Гагарина, стела одновременно символизирует течение Волги от истоков до устья. Волга и Гагарин – это навсегда! Семнадцать предприятий Саратова и Энгельса работали для успешного запуска «Востока», о земляках, работавших «на космос», я написал документальную повесть «На берегу Вселенной». Берег Вселенной – это и есть образ Саратова.

Специально для «Делового Саратова». Екатерина Коробкина.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: