Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Игорь Сорокин: Город чистой воды

Игорь Сорокин: Город чистой воды

Город чистой воды… Традиционно это определение относится к Риму, в котором до сих пор функционирует система акведуков, подающих чистейшую воду. О том, какое отношение это имеет к нашему городу, «Деловой Саратов» разузнал у куратора проекта «Атлас рима: руководство саратовскому водохлёбу» Игоря Сорокина.

— Большинство социокультурных проектов, в которых Вы принимали участие, связаны с Саратовом или охватывают и другие регионы?

— Охватывают и другие регионы. Минувший год мне подарил возможность посотрудничать «на дальних рубежах». С одной стороны — Владивосток и Находка. С другой стороны — Брест. Но есть несколько музейных проектов и в глубине страны – это Тула и Коломна. Последняя вообще даёт мне возможность на протяжении последних трёх лет участвовать в очень большом и разнообразном проекте по формированию и насыщению культурного пространства в историческом городе – там и журнал общества любителей вольных прогулок, и музейный театр, и арт-коммуналка с резиденцией для творческих людей, и книжный фестиваль. Это я перечислил только те форматы, в которых лично участвую – и это лишь малая часть большого культурного круговорота на коломенском посаде (надо отметить, что это частная инициатива, поддержанная государством и частным бизнесом, существует наряду со знаменитым Коломенским кремлём – и при этом успешно с ним конкурирует!)

— Ваш последний проект посвящен родникам Саратова, как родилась эта идея? Почему Вас взволновал этот вопрос?

— Речь не об одних родниках, но о водопользовании вообще. Идея, с одной стороны, зрела подспудно. Я много лет дружу и сотрудничаю с Александром Башкатовым – он географ и профессионально занимается водными ресурсами места. Очень давно, когда мы делали первый наш совместный проект «Музейная долина», посвящённый Глебучеву оврагу, меня поразила информация о четырнадцати речках, протекающих сквозь город и задавленных человеком – подумайте только, сколько красоты мы изничтожили! Желание разведать и понять, как и откуда текут эти речки, где впадают в Волгу, меня с тех пор не оставляло.

С другой стороны, был и некий импульс: в прошлом году моя однокурсница Татьяна Зайцева, отвечавшая в «Софит-Экспо» за фестивальную программу в рамках строительной выставки, призвала меня для совместных мозговых штурмов с архитекторами и художниками. Предложено было обнажить какую-нибудь городскую проблему и поискать фестивальными средствами пути её решения. Я предложил родники, все поддержали. Архитектурный фестиваль «Диалог с городом» прошёл, однако проблема так и осталась лишь обозначенной. Именно поэтому пришла идея более глубокого погружения. Мне близок музейный плацдарм. Именно поэтому следующим шагом было написание грантовой заявки в благотворительный фонд Владимира Потанина.

Саратовский областной музей краеведения победил в конкурсе «Меняющийся музей в меняющемся мире» и получил средства на осуществление проекта. Не скажу, что этим проблема исчерпана, но, безусловно, сделан ещё один шаг к её решению.

— Состояние родников в большей степени касается экологов. Как были найдены точки соприкосновения с культурой?

— Очень хороший вопрос. Характерной особенностью нашего проекта является его основополагающая музейная составляющая – обращённость в прошлое. То есть, нам важно знать не только сегодняшнее состояние родников-речек-прудов, но и историю их освоения и использования. Мы применяем комплексный подход – высматриваем воду на старых фотографиях, изучаем карты, поднимаем архивные документы и ищем живые свидетельства. Мы, к примеру, используем такие маркеры для обнаружения водных ресурсов, как сады, огороды, бани и пожарные службы, поскольку наличие воды является определяющим для обеспечения жизнедеятельности данных объектов.

Нам, как исследователям, кроме того, важно отыскать, сохранить сведения, которые могут вот-вот исчезнуть. Именно поэтому – экспедиции и вылазки на места. В данном случае носителем важной информации может оказаться любой человек – вне зависимости от возраста. И, безусловно, каждый из членов экспедиции. Главное, правильно настроить зрение: как и откуда вечно течёт вода, как она подтопляет фундаменты и заливает погреба, где проявляется трещинами в асфальте, зарослями камыша или осоки, вечной грязью. Мы, как граждане города, конечно, не лишены потребности мечтать. Именно поэтому в наши исследования прошлого и настоящего вторгается будущее – архитектурное проектирование. Таким образом, мы стараемся повсеместно предположить великое будущее тем местам, которые этого достойны. Мы считаем, что лучше освободить воду, чем тратить силы на бесплодную борьбу с ней. Если её нельзя использовать для питья и готовки, можно для полива или созерцания. Вода – великое богатство. Просто у нас её слишком много и, зачастую, жители города её не ценят и не замечают.

— Почему проект назван «Атлас рима»? Как появилось название?

— Слово «рим» в названии пишется с маленькой буквы. Это обобщенный образ «города чистой воды». Как известно, в Вечном городе можно пить из любого фонтана, поскольку там на протяжении многих столетий действует система самотечного родникового водоснабжения: вода по акведукам приходит в город с окрестных гор. Подобная ситуация была и в Саратове в середине XIX-го века. На пяти площадях находились бассейны с чистейшей питьевой водой, собранной в долине Лысой горы. К великому сожалению, саратовцы пользовались «правом чистой воды» недолго – меньше полувека. Рост города и приход новых технологий привёл к принципиально иному решению. Английской компанией был построен напорный водопровод из Волги: с системой насосов и фильтров. Тогда же по решению суда был уничтожен дубовый самотечный водопровод, созданный в 1840-е годы на средства саратовского гражданина Василия Васильевича Гришина и других саратовцев. Остается только сожалеть, что мужи города не смогли тогда противостоять натиску капитализма.

— Какова основная цель проекта?

— Мы хотим собрать и предъявить карты, схемы и прочие изображения, свидетельствующие о наличии в городе существенных запасов воды, с помощью атласа сделать это очевидным. В Саратове, как и в Риме, благоприятная ситуация: город находится в чаше, окруженной горами, изобилующими водой. Увы, ситуация, в двух словах, такова: многое мы задавили и загадили, но истоки благодаря физике местности всё ещё чисты. Современные технологии, конечно, позволяют пробурить на Кумысной поляне кучу скважин и нарушить тем самым устойчивую родниковую систему, но хочется верить, что теперь-то у нас хватит ума сохранить наше общее достояние! Отрадно, что и чиновники реагируют на призывы сохранять-преумножать природное богатство. «Атлас рима» – это всего лишь предъявление горожанам их владений. А цель – вернуть к жизни загубленные речки. То есть – улучшить жизнь. Труднодостижимо, многотрудно – загадить куда как проще! – но стратегически верно.

— Что уже сделано и что планируется в ходе реализации проекта?

— Для реализации проекта мы применили такие инструменты, как экспедиции, разведки и вылазки. Команда проекта провела их больше двадцати. Кроме того, мы ведём архивную работу (изучение карт и документов). По результатам исследований делаются публикации как в музейных экспозициях (было пять выставок), так и в СМИ. Весной мы провели конкурс архитектурных проектов по обустройству завокзальной долины. Победители – саратовцы Андрей Ботов и Анастасия Тарасова. Проект подкупает тактичным подходом, доверительным отношением к месту. Хочется верить, что проект-победитель будет в итоге воплощён. Увы, грантовые средства фонда Потанина не позволяют развернуть строительство и заняться благоустройством: цель проекта разбудить воображение, «взрыхлить сознание». Мы смогли позволить себе лишь организацию и проведение международного архитектурного конкурса – и то во многом благодаря таким партнёрам проекта, как «Софит-Экспо», завод керамического кирпича «Римкер» и управление градостроительства и архитектуры.

— Кто основные действующие лица проекта?

— Музейщики. Архитекторы. Жители города – все желающие. Сердце проекта бьётся в областном музее краеведения.

— Что проект даст городу?

— В какой-то мере – руководство к действию. Вода, собранная в разного рода водоёмы, может быть использована не только как питьевая (в верховьях), но с использованием инженерно-архитектурных средств (устройство ручьёв, прудов и фонтанов) может решить несколько задач: эстетическую (места для созерцания), рекреационную (отдых) и познавательную (одна из основных проектных задач — это обнаружение и предъявление истории места). Кроме того, Саратов должен изучить стратегические запасы чистой воды и разработать комплекс мер по их охране и использованию. В том числе, учесть при дальнейшем развитии городской застройки возможность использования смешанной системы водопользования: питьевой воды из родников и волжской для технических нужд. Можно предположить, что отдельные участки обустроенных родниковых долин могут иметь как рекреационные общественные территории (скверы, пруды, небольшие водопады), так и частное потребление. За последние годы, как минимум, две родниковые долины были застроены без учёта этих возможностей: комплекс «Бестужев сад» в Заводском районе и жилой комплекс в верховьях Мечева буерака в Ленинском районе. В обоих случаях, похоже, родниковые воды были просто «задавлены» и они непременно проявят себя комарами в сырых подвалах, грибком, трещинами в фундаментах и стенах. Тогда как можно было не создавать этой, уже ставшей привычной для саратовцев проблемы, а, напротив, обратить всё в радость! С экономической точки зрения родниковые долины могут быть крайне выгодны для города, поскольку привлекательны возможностями здорового образа жизни.

— Какие ещё проблемы города Вы могли бы выделить как наиболее острые?

— Самая острая проблема – отсутствие любви к родному городу. Чаще всего она происходит от незнания его истории и непонимания его природы. Саратов не случайно в последние годы многие обзывают нелицеприятно «Засратовом». Такой неологизм не мог появиться на пустом месте. Мы, действительно, живём на колоссальной помойке, и помои сливаем в родниковые речки, буквально «гадим под себя». Город перестал быть единым организмом – сейчас это, скорее, куча мала, и жители в ней барахтаются, как могут, каждый на своём отдельно взятом плацдармике. Попробуйте пройти хотя бы по Мясницкому оврагу (одному из отвержков Глебовражной системы) от небольшого озерка в гаражах под мусульманским кладбищем до эконома, сразу поймёте, почему мы так живём. Между прочим, на многих дореволюционных картах вытянутый треугольник под Соколовой горой, ограниченный Мясницкой – 1-й Садовой – Соколовским переулком, обозначен как «Городской сад»!

Практически во всех районах Саратова очевидна нехватка общественных территорий – той неотъемлемой особенности, которая отличает собственно город – площади, парки, скверы, общественные сады. И как следствие – социальная напряжённость. Отсюда и, условно говоря, нелюбовь. Замкнутый круг.

В плане ресурса общественных территорий и рекреационных зон логично использовать именно долины малых рек. И строительство здесь неразумно, и близость воды даёт возможность интенсивного роста растениям. Всё было бы по уму. Как самый яркий пример – Глебучев овраг, первые решения о благоустройстве которого принимались городской Думой ещё в конце XIX века. Он, вбирающий в себя водные ресурсы сразу двух горных массивов – Лысогорского и Соколовогорского, по-прежнему является ключевым в решении проблемы катастрофической нехватки рекреационных территорий городского центра.

— Есть ли у Вас идеи новых проектов?

— Есть! Рассредоточенный музей города. Музей без витрин и смотрителей, музей, в котором и магазин, и кафе, и учреждение, и подворотня могут служить витриной – рассказывать и сообщать. Собственно, музеем является сам город, его историческая часть, которую мы совершенно бездумно рушим вместо того, чтобы ей гордиться. Это проект – если, конечно, успеем до потери «критической массы» исторического города, который, на мой взгляд, сможет изменить отношение к Саратову. Мне кажется, целесообразно начать с «первоначальной крепости», то есть с участка города, который занимала саратовская крепость в XVII веке. Он не такой уж большой, при этом углы крепостного треугольника уже закреплены тремя музеями!

Специально для Делового Саратова. Елена Лосева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: