Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Игорь Сорокин: Город как явление

Игорь Сорокин: Город как явление

12 июля в Саратовском областном музее краеведения состоялся запуск проекта «Саратовская крепость: рассредоточенный музей истории города», ставшего победителем XII конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда Владимира Потанина в номинации «Музейный старт».

Это уже четвёртый саратовский проект – победитель данного конкурса. Первый был осуществлён на базе Саратовского государственного художественного музея имени А.Н. Радищева: Дом-музей П.В. Кузнецова (Музейная долина, 2004-2005), второй – на базе Энгельсского музея краеведения (Саратовское озеро: сакральная география, 2008-2009), третий – на базе Саратовского областного музея краеведения (Атлас рима: руководство саратовскому водохлёбу, 2012-2013).
Новый проект будет осуществляться на базе общественного фонда «Город в развитии». Он призван обратить особое внимание на тот участок городской территории, где в XVII веке расположился «третий Саратов». Предполагается превратить эту территорию в своеобразный музей истории города – музей под открытым небом, смотрителями-проводниками-хранителями и владельцами которого станут сами жители. «ОМ» решил задать несколько вопросов одному из организаторов и разработчиков проекта Игорю Сорокину. Итогом общения с Игорем стало это интервью.

– В ряде СМИ весной, сразу после объявления списка победителей престижного конкурса, было заявлено, что суть проекта сводится к созданию в Саратове «крепостной стены». На самом же деле речь идёт о более широком спектре мероприятий и понимании крепостной стены, как границы Саратова XVII-XVIII веков. В общем, расскажите о предстоящей работе в рамках проекта.

– Да, действительно, после предъявления идеи рассредоточенного музея на открытом Градостроительном совете в середине апреля в нескольких изданиях появилась информация о проекте восстановления в Саратове крепостной стены. Её с удовольствием начали обсуждать и комментировать в социальных сетях. Причём, народ стал не только серьёзно планировать-проектировать стену, но и открыто глумиться в комментариях: мол, отличная идея – в XVII веке не было в Саратове дорог, так что, восстановив крепость, можно «забить» и на дороги – решена проблема! Предлагали и лобное место заодно устроить – для саратовских чиновников. В общем, «эх, понеслась душа в рай!». Вернёмся, однако, в «Белые шатры» на площади Революции, где в рамках очередной выставки «Строительство. Архитектура. Дизайн» происходило заседание градсовета. По сути это было первое предъявление – и даже не самого проекта, а только идеи. О том, что проект «Саратовская крепость: рассредоточенный музей истории города», поданный на конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» фонда Владимира Потанина, вошёл в число победителей, стало известно позже. Предъявляли же мы идею проекта вместе с Андреем Ботовым, архитектором и руководителем фонда «Город в развитии», от которого, собственно, и подали заявку в фонд (в этом году стало возможно участвовать в конкурсе не только музеям, но и общественным организациям, выполняющим музейные функции).
Суть нашего проекта, над которым работала целая группа единомышленников, заложена в его названии. Всё предельно ясно: музей истории города, расположенный в границах первоначальной крепости. Но самое главное – и, может быть, неожиданное в названии проекта – слово «рассредоточенный«. Именно его упустили весной из виду журналисты, моментально подхватив слово «крепость». А оно, между тем, определяющее! Объясню в чём необычность нашего проекта и, соответственно, почему его отметили эксперты «Меняющегося музея». Многие уважающие себя города имеют музеи, объясняющие город, как явление. Они ищут-предполагают причины его появления и развития, изучают-замечают его особенности и неповторимости. В настоящих музеях такого рода можно понять не только природу города – его рельеф, геометрию, историю, экономику, но и метафизику – то, что, может быть, невозможно измерить и описать научными методами, но возможно почувствовать. Саратов с его многовековой историей вполне заслуживает такого пристального внимания. Надо понимать, что музей краеведения рассказывает о губернском/областном центре только отчасти – его задача предъявить картину края в целом. Недаром он областного подчинения и обширная сеть его филиалов охватывает множество районных центров. Наверняка Саратовский областной музей краеведения, будь на то политическая воля и серьёзные ресурсы, справился бы с благородной задачей создания музея истории города на самом высоком уровне. Но ведь понятно, что город наш в данной экономической ситуации, увы, не потянет музей в классическом понимании этого слова. Музей это невероятно затратно: содержание здания, штата специалистов, строительство и эксплуатация экспозиции, создание условий для хранения, изучения, реставрации. Однако мы придумали неожиданный ход – предъявить город, его наиболее старую часть, в виде сокровища. Предложили, по сути, игру в будущий музей. Музей, в котором невольно все желающие становятся и смотрителями, и экскурсоводами, и экспозиционерами, и реставраторами! Всё ведь зависит от отношения. Будешь относиться к старому городу как к мусорной куче-свалке-беде, беда тебя и настигнет: обрушится потолком, затопит, выбросит. Будешь относиться, как и подобает относиться к старикам, с бережным уважением, расскажет историй, приоткроет тайны, полюбит. Саратовец в массе своей не любит свой город – стыдится его, хочет уехать. А раз не любит, то и не знает, и, соответственно не бережёт.

– Или можно представить наоборот: не знает, оттого и не любит.

– Согласен. Всё зависит от человека: часть человечества больше доверяет чувству, часть – уму. Так что нет большой разницы между «не любит и потому знать не хочет» и «знать не знает и потому не может полюбить«. Факт остаётся фактом: в нашем случае эта «нелюбовь» очевидна. Любящих и знающих свой город у нас немного. И, увы, управляют городскими процессами вовсе не они.

– Задам провокационный вопрос. А вообще-то осталось ещё что-то для сохранения в нашем городе, измученном «Боржоми», пардон – строительной мафией? Стоит ли тратиться и упираться?

– Любой сохранившийся старый город по своей сути уже музей. И Саратов, который обошли разрушительные войны, в том числе. Разве что мы сами теперь устраиваем «внутренние битвы» – сами неустанно разрушаем наше наследие… Взять хотя бы недавний июньский пример с тремя домами на Московской, снесёнными в одночасье. Безо всяких там обсуждений и комиссий. Дом, примыкавший к «сталинке», известной в народе как «кассы железной дороги», принадлежал до революции известной купеческой семье Славиных. В нём вырос Иван Яковлевич Славин, человек, положивший все силы на процветание Саратова. Четыре десятилетия активной думской деятельности и огромный список заслуг: Радищевский музей, городская больница и родильный дом, 2-я мужская гимназия, университет, третья в России консерватория, Высшие сельскохозяйственные курсы, Учительский институт. А также трамвай, электрическое освещение, система канализации, асфальтирование города и Крытый рынок. Город же, вместо того, чтобы в этом доме устроить музей или хотя бы отметить ремонтом и уважительной мемориальной доской, запросто стёр его с лица земли.

– Если так рассуждать, у нас в каждом доме какая-нибудь своя уникальная история или легенда.

– Именно. И этим грех не пользоваться. Если бы мы умели капитализировать наше богатейшее наследие, а не побеждать его путём уничтожения, глядишь, достигли бы и процветания, как многие другие исторические города! Нам надо только приостановиться в варварском отношении к родному гнезду, проявить в нём исторически значимое и архитектурно ценное – сделать его видимым и очевидным. Даже сама сетка улиц на том участке города, который мы взяли в проектную разработку, информативна – вглядитесь, вслушайтесь. Понятно ведь, что по взвозам взвозили грузы, что Валовая пролегла по крепостному валу, Московская и Царицынская по направлениям дорог, а Северная (кстати, самая короткая улица в Саратове) по своему местоположению – в северном углу крепости. Названия – промыслово-трудовые: Соляная, Тулупная, Кузнечная. Масса зданий и мест, которые могут поведать историю. Всё это спрессовано-напластовано и разбросано-рассредоточено. Гуляя по городу, можно читать его как книгу, перелистывать истории, переживать прошлое.

– Где «точка входа» в этот самый рассредоточенный музей?

– Для того, чтобы познать место, вовсе не обязательно восходить по парадной лестнице в некое представительное здание. Многие только так и воспринимают музей – возвышенно-соборно. Как место сосредоточения всех знаний о прошлом – как храм. Но разве сам город не может быть сказителем и повествователем? Вполне! И тогда «точек входа» – множество. Здесь уместно вспомнить историю, с которой Николай Кириякович Пиксанов начинает свой небольшой, но программный труд «Культурные гнёзда России» (1928), задуманный во время профессорства в Саратове. В предисловии он рассказывает историю посещения в 1858 году русскими профессорами Пыпиным и Стасюлевичем знаменитого Йенского университета. Приехав в Йену поздним вечером, они наутро отправились искать его головное здание. Не нашли. Стали узнавать – очень удивились ответу. «Оказалось, что действительно нет центрального здания, которое заключало бы в себе университет; был только один сравнительно небольшой дом, где помещалась библиотека, и, кажется, одна-две аудитории, остальные аудитории были рассеяны в частных домах«. Эпизод этот, считает Пиксанов, глубоко характеризует всю германскую культуру, рассеянную по княжествам и городкам. Для русского сознания с его незыблемой вертикалью власти и верховенством столицы трудно себе представить университет без парадного фасада, вывески и ректората. Это отражение того, что происходит в голове.

– Может быть, в умах саратовцев есть «немецкая прививка» со времён Екатерины и потому город может обойтись без головного здания, символизирующего власть и мощь? Возможно ли это в стране, где царь-батюшка испокон века восседал выше всех на золочёном троне?

– С одной стороны, Саратов расположен на правом – высоком, статусном, «мужском» – берегу. И крепость имел, став впоследствии центром губернии-епархии, и сейчас он центр области-митрополии – вертикальные скипетры налицо. Но мы ведь, хоть и говорим о встроенности в процесс государственного строительства периода «большого взрыва» Московского государства, взвалившего себе на плечи тяжёлое золото Византийского наследия, но музей-то мы предполагаем посвятить месту, а не становлению Российской империи.
В начальной своей истории город, прежде чем укрепиться на сегодняшнем месте, кочевал: был то на левом, то на правом берегу. И сам по себе не мог появиться-развиться – всегда в череде. Саратов как крепость, оберегающая южную границу Московского государства от набегов Дикого Поля – засечная черта, протянутая от Белгорода до Урала. Воеводы Туров и Засекин для обеспечения безопасного волжского пути встроили крепость Саратов между Самарой и Царицыном. Самара и Царицын тяготели к полюсам напряжения «Казань – Астрахань», а Саратов явился «замковым камнем» в центре торгового пути. Разумеется, эти места для русских крепостей не случайны – все «ключевые позиции» были хорошо известны на Волге издавна. Но в любом случае «крепость Саратов» сама по себе возникнуть не могла. Именно поэтому наша идея рассредоточенности вполне органична: не презентабельное здание в центре мира, а ряд объектов. Подход наш, кроме того, предполагает многослойность. Задача – узнать и предъявить как можно больше историй. Они окажутся из разных времён, разной значимости, но тем и интересней. На каждом шагу можно будет рассматривать город в его прихотливой изменчивости – то узнавая сугубо личные истории, то встраивая местные события в Большую Историю.

– Что планируете сделать по итогам реализации проекта? Выпуск путеводителя? Создание сайта? Развешивание мемориальных табличек? Какие-то другие мероприятия?

– Главный продукт – база данных с открытым доступом. Ей, по нашему представлению, может воспользоваться каждый желающий. Но, что не менее важно, каждый, кому есть о чём рассказать, может эту базу пополнить! То есть это сайт, который даёт возможность личного участия – условная кнопка «добавить информацию». В итоге должна получиться ресурсная карта территории, которая, с одной стороны, позволит увлечённо погружаться в историческое прошлое гостям и жителям города, и, с другой, даст возможность всем инициативным и предприимчивым гражданам конструировать будущее. Очень хочется при этом найти партнёров, которые помогли бы воплотить ряд самых ярких идей, выработанных в течение года работы. И показать максимально широкий спектр возможностей для сохранения памяти – без многопудья бронз, без многословья – образно и просто. Очень важно при этом – задать высокую художественную планку.

– Городские и областные власти, или кто-то из представителей бизнеса как-то отреагировали на вашу инициативу?

– Пока ещё рано. Впереди – год работы. В середине июня на фестивале «Интермузей-2015» мы получили официальное подтверждение в виде диплома и «хрустального кубика», скоро получим и финансирование. Не такое большое, но всё-таки: два миллиона рублей. Официальный запуск проекта 12 июля – авансом. Лучшего времени для этого торжественного момента трудно придумать. Всё символично – именно в этот день стрельцы заложили в 1590 году первую саратовскую крепость. Разумеется, хочется верить, что представители городской и областной администрации не останутся в стороне. Ведь очень важно сейчас решить именно административные задачи. По крайней мере, кажется чрезвычайно важным реанимировать в юбилейный год тот самый документ, который был подготовлен к 400-летию Саратова – «Опорный план охранных зон». Сейчас очевидно, насколько тогда мы были богаче свидетельствами старины – за четверть века исторический город получил десятки «смертельных ран», сотни зияющих дыр! Очень верно сказала Ахматова в разгар Первой Мировой «Думали: нищие мы, нету у нас ничего, / А как стали одно за другим терять, / Так, что сделался каждый день / Поминальным днем, – / Начали песни слагать / О великой щедрости Божьей / Да о нашем бывшем богатстве…«. Эти слова будто про наш город. Если бы вернуться сейчас на 25 лет назад и принять тот документ как основное руководство к действию, сколько бы замечательных памятников было сохранено! Как опрометчиво тогда ругали-критиковали этот документ, не сумевший учесть всех-всех тонкостей и всех исторических мест! Но – с другой стороны – никто ведь не подозревал, что в стране произойдут такие резкие изменения, что и страна, по сути, перестанет существовать. «Опорный план охранных зон г. Саратова» был тогда только «принят за основу» и отправлен в «Гипрогор» на доработку. А по сути – засунут пылиться в дальние углы. Самым лучшим подарком к 425-летнему юбилею города были бы не салюты-концерты в день города, а конструктивное извлечение этого труда на свет Божий, активное обсуждение, доработка и принятие нового документа, который, как говорил профессор Преображенский в «Собачьем сердце», был бы «не бумажка, а броня!«. Старому городу просто необходима охранная грамота! И наша база данных рассредоточенного музея может стать хорошим подспорьем – говоря юридическим языком, «доказательной базой» – этому важному городскому документу.

Источник: «Общественное мнение«
Автор: Антон Морван

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: