Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Андрей Скалозубов: «Кузнецы управляют огнем и металлом…»

Андрей Скалозубов: «Кузнецы управляют огнем и металлом…»

Существуют ремесла, актуальность которых не теряется с течением времени. Именно к таким относится и кузнечное дело. Кованые изделия совмещают в себе изящность, красоту и прочность, будь то предмет первой необходимости или роскоши. Такие вещи несут в себе энергию огня и металла, в особенности, если выполнены талантливыми руками. О том, как и чем живет кузница в XXI веке «Деловой Саратов» поговорил с директором мастерской художественной ковки «Кузнечный двор» Андреем Скалозубовым.

— Андрей, как долго существует Ваша компания, и что подтолкнуло Вас заняться кузнечным делом?

— Существует «Кузнечный двор» с 2000 года, это время рождения кузницы, как таковой. До этого было много других этапов в бизнесе: аренда помещения, совместные проекты с разными людьми и т.д. Но именно в 2000 году я встретился с очень одаренным кузнецом в четвертом поколении, и это меня «зажгло». Мне было нужно сделать кованую вещь, и разовый заказ превратился потом в совместную деятельность. К этому меня побудило желание что-то создавать, творить. Наверное, страстью любого мужчины является огонь, металл, машины. Для меня это все воплотилось в кузнице.

Любая кузница проходит несколько циклов. Начинается все с творческого порыва, потом ты понимаешь, что нужно работать на себя, что-то получается, что-то – нет. Как и в любом бизнесе, нужно пережить не один этап развития. Это нормально. Я помню период, когда в компании был творческий кризис и нехватка специалистов. Такие этапы нужно просто пережить и постараться их переосмыслить.

— Кстати, как обстоит дело с кадрами сегодня? Каким образом Вы находите специалистов?

— Это непросто. Кузнец – творческая и очень редкая профессия. Мы ищем их по другим городам и деревням, бывает, что и через знакомых. Конечно, размещаем вакансии в интернете, и наш сайт работает, как реклама. Случается, что люди сами пишут и спрашивают, не нужны ли нам кузнецы.

— В Саратове можно обучиться этому делу?

— К сожалению, нет. В 80-е годы на базе Саратовского индустриального техникума была такая специализация, но, увы, исчезла. Насколько мне известно, это последнее заведение, где выпускали профессиональных кузнецов. У нас сегодня нет ни одного училища, которое бы готовило специалистов по металлообработке: ни слесарей, ни сварщиков. Что уж говорить о кузнецах…

Забегая вперед, хочу сказать о том, что у нас есть планы организовать Гильдию народных ремесел, куда будет входить несколько творческих мастерских по работе с глиной, стеклом и металлом. Кузнечное дело будет за нашей компанией. Мы будем находить учеников, обучать и трудоустраивать.

— А Вы владеете этим искусством?

— Меня к этому тянет, завораживают огонь, раскаленный металл, я постоянно на все это смотрю и наблюдаю за процессом, но сам являюсь лишь кузнецом-подмастерьем. Конечно, кое-что я делал. Мне нравится как процесс, так и результат. Час работы в кузнице успокаивает нервы, и способности человека проявляются очень ярко. Отдыхаешь душой. Наверное, это можно сравнить с тем, как художник пишет картины.

— Опишите процесс ковки, из чего он состоит?

— Прежде всего, нагрев металла. Здесь мы используем технологию наших прадедов, идем традиционным путем. Разжигается горн на дровах, потом добавляется уголь, поддув воздуха. Затем нагреваются заготовки. Нагрев происходит до 600-800 градусов, это та температура, при которой металл становится пластичным. Далее работа идет уже с разогретыми заготовками. Если нужно обработать большую поверхность, используют механический молот, если это миниатюрная деталь – наковальню и молоток.

Огонь – это магическая субстанция, он живой. О кузнецах говорят, что они управляют огнем и металлом. Так и есть: кузнец вкладывает душу в свою работу, и только так получается действительно хорошее изделие. Если вещь изготавливается без души, она получается неровной, на нее плохо ложится краска и т.д. Железо тоже живое, оно очень хорошо чувствует отношение к себе. Возможно, это банально звучит, об этом все говорят и пишут, но я готов повторить это снова, потому что это правда.

— Вы сказали о том, что работаете по старинной технологии, а насколько вообще технологии ушли вперед в этом ремесле?

— Современная технология идет в сторону уменьшения функций кузнеца: это нагрев газовой печки и применение стандартных готовых элементов, которые привозятся из Китая или Италии.

— А какова роль кузнеца в этом процессе?

— Без человека, в любом случае, не обойтись. Автоматизация заключается в механическом сдавливании заготовки или вырубного элемента. Да, это экономит время, деньги и физические затраты, но сильно сказывается на качестве и внешнем виде изделия. Мы заготовки применяем крайне редко.

Мне давно стало ясно, что завоевать рынок можно именно ручной работой. Сначала мы пытались идти путем большинства подобных фирм: например, представляли 5-6 видов оконных решеток, дверей, перильных ограждений, но в этом нет развития: люди выбирают готовые изделия, которые почти не меняются. Нужно развивать ручную работу.

— В чем еще Вы видите развитие своего бизнеса?

— Два года назад мы стали изготавливать кованую мебель и сувениры. Например, в Москве это направление популярно уже около десяти лет, тогда, как жители Саратова относились к таким предметам интерьера, как к могильной ограде. Не было вкуса, потребности в рынке.

— Теперь это все появилось?

— Могу сказать, что да. За два года мы сделали большое количество кованой мебели. Это стало очень популярным. Когда люди видят, что есть банкетки, галошницы, столы, этажерки, кровати и много всего другого, они задумываются о том, что можно разнообразить свой интерьер коваными предметами мебели.

— Расскажите, какую еще мебель вы изготавливаете?

— Мы специализируемся на различных группах. Это может быть прихожая, куда входит вешалка (настенная или в виде стойки), банкетка или галошница, зеркало, консоль для хранения ключей и других мелких вещей. Есть обеденная группа – мебель для кухни с практичной и красивой тканью. Мы работаем с поставщиками ткани и кожи, наши подрядчики предлагают нам сочетание ткани и наших кованых элементов.

На самом деле, мебель выполнена таким образом, что даже обладая не самым легким весом, она очень функциональна, долговечна, практична и безопасна в использовании. Можно придумать любой стиль и дизайн, такая мебель выглядит очень современной и модной.

Кроме того, вещи, которые раньше использовались только для потребностей коттеджа или загородного дома, стали применятся и в обычных квартирах. Мебель, которую раньше заказывали для дачного домика, сегодня уместна в обычной городской квартире. В двухуровневых квартирах, например, могут быть камины, мангалы и т.д.

— Вы работаете преимущественно на заказ или предлагаете уже готовые варианты?

— На 90% наша работа с клиентами индивидуальна. Заказчики приходят к нам со своими пожеланиями, мы выясняем, что им будет наиболее интересно. Стиль, цвет, размер – то, что мы стремимся понять, прежде всего. После этого мы предлагаем клиенту различные варианты. Если клиент изначально знает, что ему нужно, приходит с фотографией или набросками, это в разы упрощает работу.

— Из чего складывается цена изделия?

— Из трудоемкости. Сюда входит насыщенность рисунка, наличие дополнительных элементов, например, крепеж и т.д. Все это значительно влияет на стоимость. Однако я хотел бы отметить, что ручная и эксклюзивная работа, которую мы выполняем, не является такой уж недоступной. Другими словами, можно подобрать элементы таким образом, что трудоемкость уменьшится, но при этом изделие не потеряет в дизайне. Вещь будет стильной, но недорогой. Вариантов очень много.

— Вы принимали участие в оформлении храмов разных городов. Расскажите о конкретных примерах?

— Если приводить пример из Саратова, то это Свято-Троицкий собор на ул. Московской. Мы разрабатывали входную группу для воскресной школы: навес, металлическую дверь и перильные ограждения.

Более длительная и творческая работа была в городе Алатырь (Чувашия) в Свято-Троицком мужском монастыре. Там мы делали ограждение (в том числе, и часовни), перила, козырьки, различные вставки, лестницу и многое другое.

— Заказчики сами объясняли вам, что нужно сделать, или ваши сотрудники разрабатывали дизайн?

— В основном, это была совместная работа. Они «набрасывали» стиль, который бы хотели видеть в заказе, а наши конструкторы адаптировали это к металлу. Впоследствии мы приходим к совместному решению. Но с монастырями работать непросто.

— А в чем заключается сложность?

— Дело в том, что они хотят видеть русский стиль, воплощенный в металле, а не в дереве, как это было принято раньше. Основным пожеланием монахов были орнаменты классического русского стиля, выполненные в ковке. В металле это сделать очень сложно, потому что там многоуровневые цветы, разветвленная структура и т.д. Это была очень тонкая работа, за которой монахи внимательно следили, потому что есть определенные каноны, которые нельзя нарушать.

— Каким образом вы получили этот заказ, ведь Чувашия не близко? И как вы работали на таком расстоянии?

— Дело в том, что многие саратовцы живут в Алатыре, также в числе послушников этого монастыря. Около 10 лет назад я познакомился с некоторыми из них, после чего появились заказы именно на сам монастырь, тем более что он – один из крупнейших монастырей в Чувашии.

Наиболее глобальные работы выполнялись с помощью подрядчиков из Чебоксар. Мы делали это совместно, ведь, к примеру, ворота весом в десяток тонн и 7-ми метров в высоту выполнялись именно там, так как перевозить их было бы непросто. Некоторые вещи, например, ограждения для кладбища, которое находится на территории монастыря, можно было привести, и мы делали это в Саратове.

Я могу сказать, что везде есть мастера, которые любят свое дело и разбираются в нем, специалисты из Алатыря вложили в эту работу очень много души и труда, через 5 лет монастырь превратился в цветущий край.

— Насколько популярно сегодня кузнечное дело?

— Как бы ни был урбанизирован человек, он всегда будет стремиться к тому, чтобы видеть ручную работу. Ковка будет популярна всегда. Однозначно, она не останется в том виде, в каком есть сейчас, ведь это искусство меняется с годами, вместе со стилем и возможностями человека.

Например, если раньше кованые элементы были в основном черного цвета, сегодня существуют десятки способов покраски очень богатой цветовой гаммы. Сегодня также стала популярной технология патинирования, которая придает вещи определенный шарм. Разные цвета патины, во-первых, обеспечивают практичность использования изделия, а во-вторых, они делают акцент на ручной работе.

— Что нужно для того, чтобы открыть бизнес в этой сфере?

— Нужно быть фанатом своего дела, любить кузницу и знать тенденции моды. Как и в любом бизнесе, ты должен быть предпринимателем в полном смысле этого слова, хорошим организатором и отчасти искусствоведом. Потому что, не понимая, как следует развивать кузницу, на рынке выжить невозможно. Чтобы открыть любой бизнес, надо учиться и просто рискнуть.

Специально для «Делового Саратова». Кристина Фомина.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: