Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Владилен Петров: «Когда я учился, на пять человек выдавался один учебник…»

Владилен Петров: «Когда я учился, на пять человек выдавался один учебник…»

В преддверии Дня российского студенчества «Деловой Саратов» побеседовал с человеком, которого можно назвать «вечным» студентом. Но не в уничижительном смысле, а потому, что ему присуще главное качество, которым, несомненно, должен обладать хороший студент: безудержное стремление к познанию мира. Итак, знакомьтесь: Владилен Петров, академик РААСН, заведующий кафедрой «Механика деформируемого твердого тела» СГТУ.

— Владилен Васильевич, в свое время вы закончили столичный вуз и были направлены в провинциальный Саратов. Как тут прижились, не хотелось ли вернуться в столицу?

— После окончания Московского инженерно-строительного института и аспирантуры по существовавшим тогда правилам всех распределяли по вузам Советского Союза. Из предложенных мне городов, в диапазоне от Архангельска до Астрахани, я выбрал Саратов и Саратовский политехнический институт. Все, что я знал о нем, было почерпнуто из рассказов аспиранта МИСИ, выпускника САДИ Льва Ильича Высоцкого, впоследствии известного нашего профессора. Он много рассказывал про город, про Волгу, про свой институт и делал это так хорошо, что я выбрал Саратов. Приехал сюда в 1961-м году, как раз в то время, когда Саратовский автодорожный институт преобразовался в политехнический. Получилось, что из Москвы я выехал в один вуз, а приехал в другой. Сразу поступил на свою кафедру, так здесь и работаю. В трудовой книжке у меня — единственная запись о принятии на работу, остальные лишь об изменении статуса, ведь начинал я с ассистента.

Предложения уехать из Саратова у меня были. В частности, одно из них — возглавить Институт стандартизации в Москве, но я от него отказался. Коллектив СПИ уже стал родным, мне не хотелось его покидать.

И потом, после шумной, суетливой Москвы в Саратове мне понравилось больше. Даже несмотря на то, что я приехал от полных продуктовых полок к пустым. Помню, в Саратове тогда продавался хлеб «Забайкальский», в его составе чего только не было, даже картошка. Мы называли его «Бухенвальдский». Но все равно мне здесь нравилось.

— Вы были проректором по научной работе, затем — ректором Саратовского политехнического института. То есть, помимо научной, взяли на себя еще и управленческую работу. С какими трудностями Вам пришлось столкнуться?

— Я рано защитил докторскую диссертацию, в 35 лет меня избрали профессором. И, возможно, именно поэтому ректор Анатолий Иванович Андрющенко назначил меня проректором по науке. На 90% — это организационная работа, мало связанная с собственно научной деятельностью. Потом меня избрали ректором, который должен решать большое количество самых разных вопросов. Тут и хозяйственные, и кадровые, и учебные, и научные. В то же время работа любого руководителя связана с тем, что ему непрерывно приходится принимать решения управленческого характера. А значит, очень быстро перерабатывать большой объем информации, потому как время не ждет. Поскольку все задачи разноплановые, то постоянно приходилось переключаться, и за счет этого к концу дня сильно «выматываешься», как будто выполнял тяжелую физическую работу. С течением времени при принятии решений начинаешь опираться на ранее принятые, удачные. За счет этого идет разгрузка, в организме происходят изменения, постепенно привыкаешь к этому ритму жизни.

Кроме того, у меня не было профессионального опыта управленческой деятельности. Но, к счастью, был достойный пример, которому можно было подражать — ректор СПИ Анатолий Иванович Андрющенко. Это серьезный, квалифицированный специалист с большим опытом, бок о бок с которым я работал, будучи проректором.

После окончания ректорской деятельности, став директором созданной мной Школы бизнеса, я познакомился с циклом дисциплин по управлению. Надо сказать, что до 1992 года менеджмент не считался наукой, и был в некоторой степени под запретом, как ранее кибернетика. Только в 1992 году министерством образования менеджмент был включен в перечень дисциплин. Конечно, к тому времени за рубежом было много известных разработок, и я с интересом постигал эту науку. До сих пор в порядке хобби продолжаю ей заниматься, и написал 18 учебных пособий для студентов и магистрантов по этой теме. Оказалось, что многие аспекты управленческой деятельности довольно подробно разработаны и есть готовые решения. И я с удовлетворением увидел, что до многого изложенного в книгах я дошел эмпирическим путем, и многое делал правильно. Но не все, и сожалею об этом. Одним словом, сложностей хватало.

— Понятно, что при большой управленческой нагрузке приходилось чем-то жертвовать. Хватало ли Вам времени на научную работу? И кем Вам больше нравиться быть: ученым или руководителем?

— Ущерб моей научной работе наносился, вне всяких сомнений. Но меня в некоторых моментах спасала сложившаяся на кафедре молодая команда, в контактах с которой продолжалась моя научная деятельность. А быть ученым мне больше по душе. После того, как я оставил пост ректора, у меня освободилось время, начался всплеск творческой активности в научной сфере, который продолжается до сих пор.

— Под Вашим началом Политехнический институт стал университетом, была открыта Школа бизнеса. Что послужило толчком к началу столь коренных преобразований?

— Подвижки в сторону рыночной экономики возникали на государственном уровне еще в советский период. В то время при министерстве образования СССР было организовано хозрасчетное научное объединение, которое возглавил заместитель министра Эльвин Константинович Калинин. Если говорить современным языком, то оно представляло собой управляющую компанию своеобразного холдинга, выполняя распределительные и координационные функции в области вузовской науки, а научные части ведущих вузов были его структурными составляющими.

Саратовский политехнический институт незадолго до этого вошел в группу ведущих вузов Советского Союза. Поэтому, можно сказать автоматически, мы стали частью этой организации. В ее рамках проходило обучение проректоров. Несколько раз в год проректоры вузов собирались в Москве, Санкт-Петербурге и в других городах России, где в течение нескольких дней перед ними выступали ведущие специалисты в области управления из ЦК КПСС, ученые-экономисты АН СССР, придерживающиеся передовых по тем временам взглядов. Поэтому, когда наступила пора рыночных преобразований, мы были психологически к ним готовы.

Сама идея преобразования института в технический университет возникла, когда я был еще проректором. Став ректором, я стал думать об этом более продуктивно. Начав изучение литературы о западных технических университетах, я обнаружил, что буквально с первых строк, идет описание бизнес-школ, организованных при технических университетах. Бизнес-школы создавались при вузах или независимо от них: там учили, как начать свое дело, как его вести и развивать, то есть как результаты научных исследований превратить в деньги. В тот момент «подвернулась» командировка в США. По инициативе министерства, туда была направлена группа ректоров для изучения организации бизнес-образования. Мы посетили пять ведущих американских университетов, в том числе Гарвардский и Йельский. По возвращении в СПИ была открыта бизнес-школа. Она стала одной из предпосылок преобразования института в университет. Другим условием этого перехода было наличие в вузе гуманитарных специальностей. После их создания был поставлен вопрос об организации технического университета, и нам удалось это сделать в 1992 году. Мы попали в первую пятерку технических университетов России.

— Когда Вы заняли пост ректора, то стали первым, кого на эту должность не назначили, а выбрали. Что помогло Вам победить в предвыборной гонке?

— Этот опыт избрания ректора был первым в Саратове, и 3-4-м в России. Изначально факультетами было выдвинуто 17 кандидатов. В ходе обсуждения многие претенденты сняли свои кандидатуры. Непосредственно к голосованию подошли трое. Перед итоговой встречей со студентами и преподавателями снял свою кандидатуру Лев Ильич Высоцкий. Остались я и Геннадий Матвеевич Шевашкевич. Каждый из нас выступил со своей программой, ответил на вопросы из зала. А потом были выступления из зала заседаний и началось голосование.

Свои предвыборные программы мы составляли, исходя из своей предшествующей деятельности. Я был проректором по научной, а Г.М. Шавашкевич — по учебной работе. Он делал акцент в большей степени на отдельные детали (например, организация студенческих поездок «на картошку»), я же, не размениваясь на детали, составил программу с упором на организацию научной работы как основы подготовки специалистов. Главное, на что я обращал свое внимание — это повышение качества их подготовки. Может быть, именно поэтому мне тогда удалось победить на выборах.

— За свою жизнь Вы повидали немало студентов. Чего не хватает нынешнему поколению? И в чем сегодняшние студенты превосходят Вас и Ваших сокурсников?

— Первое, что хочется отметить, в наше время школьная подготовка была более серьезной. Особенно по таким предметам как математика, физика, химия. С каждым годом уровень ее падает. Из личных бесед я знаю, что на это сетуют многие преподаватели. Ведь уровень вузовской подготовки специалистов остается практически неизменным, то есть требует определенного «багажа» знаний, полученных в школе. Получается разрыв в требованиях. Преподаватель начинает занятия, ориентируясь на должный уровень школьной подготовки, но поскольку реальный уровень ниже, то студент перестает понимать и усваивать материал. Преподавателю приходиться восполнять пробелы школьного обучения, подтягивать студентов до необходимой «планки», понижая ее. При этом сокращается время на подачу материала вузовского курса.

Когда я учился в вузе, книг не хватало: на 5 человек выдавался один учебник. Поэтому самостоятельная работа проходила в читальных залах, которые всегда были полны студентов, там даже стояла очередь из ожидающих свободного места. Сейчас в вузовских библиотеках учебников достаточно, есть интернет. Обилие информации и возможность получения готовых решений без особых усилий снижают любознательность молодых людей. Когда студенты получают свое задание, они даже могут найти его в готовом виде и предъявить от своего имени.

Если говорить о личных качествах студентов, то современные молодые люди живут в мире, полном информации, в наше же время основным ее источником были книги и газеты, которые временами было просто тяжело достать. А в остальном, все так же. Как и тогда, есть спорт и самодеятельность. А вообще, современные выпускники в какой-то степени являются «продуктом» той образовательной системы, которая им досталась.

Специально для Делового Саратова. Елена Лосева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: