Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Венера Павленко: «Доступная среда» должна быть в сердцах людей…

Венера Павленко: «Доступная среда» должна быть в сердцах людей…

Город принадлежит горожанам, и все они должны чувствовать себя в нем комфортно. Приспособить городское пространство для людей с ограниченными возможностями призвана программа «Доступная среда». О городе, о сильных людях, которые помогают другим, «Деловой Саратов» поговорил с руководителем молодежной организации инвалидов «Ты не один» Венерой Павленко.

— Венера, сейчас в городе реализуется программа «Доступная среда», она рассчитана на все категории инвалидов или кто-то остался неохваченным?

— На мой взгляд, акцент в этой программе сделан на колясочников. Но я, как человек невидящий, не в обиде. Я в состоянии дойти туда, куда мне нужно. Пусть с сопровождающим, но я могу сесть в автобус или посетить театр. Конечно, людям в инвалидном кресле «доступная среда» нужна больше. Когда пару лет назад мы пытались попасть в театр на мероприятия, для «опорников» это было серьезным испытанием. Пришлось обратиться к волонтерам, которые на руках поднимали колясочников в зрительный зал.

Радует, что сегодня во многих учреждениях эти проблемы решены: установлены кнопки вызова персонала, пандусы, подъемники… Упростился доступ в необходимые учреждения – поликлиники, аптеки. Но ведь на этом жизнь не заканчивается. Люди с ограниченными возможностями хотят и могут быть полезны городу. А еще им хочется пойти в музей, в театр, на выставку или в кино. Наша жизнь проходит не только между больницей и санаторием, она гораздо разнообразнее.

— А чего не хватает в плане доступности для невидящих и неслышащих людей?

— Если говорить о слепых или людях с ослабленным зрением, то для них на данном этапе сделано меньше. Сегодня по городу установлены светофоры со звуковым сигналом. Это, безусловно, хорошо, но, к сожалению, недостаточно. Мы понимаем, что программа реализуется всего год, и кардинально изменить всю инфраструктуру за столь короткий срок просто невозможно, но надеемся, что постепенно это будет сделано.

— Что именно, по Вашему мнению, можно сделать в этом направлении?

— Многие слабовидящие люди передвигаются самостоятельно. Для повышения комфорта хочется, чтобы были тактильные дорожки, выложенные специальной плиткой, чтобы было понятно, где заканчивается тротуар. К примеру, в Голландии на остановках общественного транспорта есть табло с голосовым выходом. Пришел невидящий на остановку, а что дальше? Сейчас огромное количество транспорта движется в разные концы города. Как выбрать нужный маршрут? Приходится обращаться к кому-то за помощью. Лично для меня, это неудобно, неловко. К тому же не все люди отзывчивые и добродушные. Многие слабовидящие люди не производят впечатление таковых, и иногда, в ответ на свою просьбу о помощи натыкаются на грубость.
Не приспособлен город и для слабослышащих. Например, в кинотеатрах не бывает субтитров. Замечательно, если бы были созданы курсы сурдопереводчиков, готовящие специалистов для общественных учреждений. Например, для музея, где слабослышашие смогли бы не только посмотреть экспозицию, но и получить комментарии экскурсовода.

— Такие преобразования существенно облегчат жизнь инвалидов в городском пространстве…

— Только кажется, что «доступная среда» касается лишь инвалидов. Эти нововведения порадуют всех жителей города. Кто не хочет ходить по ровному тротуару? В принципе тротуары, это боль слабовидящих людей. Каждый магазин стремится благоустроить пару квадратных метров около своего входа: там выкладывают разноуровневую плитку, создают подиумы, обкладывая их скользкой плиткой, а следом идет кусок асфальта, которой положили 30 лет назад. Все это больше напоминает бездорожье. Хочется единообразия… и ровной дорожки. Возможно, здесь необходимо участие архитектурного управления, чтобы такие моменты регламентировались. Ведь это неудобно даже здоровым людям. А есть еще пожилые, мамы с колясками. Для них бордюры также становятся препятствием.

Голосовые табло тоже будут удобны для простых горожан, например, для детей. Мы их отправляем на различные секции, кружки, занятия. Замечтавшись, они могут легко пропустить свой автобус, а так будут предупреждены о скором его прибытии.

— Это довольно дорогостоящие и долгосрочные мероприятия, есть что-то более легкое для реализации?

— Конечно, например, можно объявлять остановки в общественном транспорте. Сегодня это редкость: такое встречается в некоторых трамваях и троллейбусах, и никогда в автобусах. Приходится сидеть все время в напряжении, считать остановки и повороты, а если водители отклоняются от маршрута или пропускают остановки… Такая мелочь, как объявление остановок, была бы удобной и для гостей города.

Однако стоит отметить, что уже сделанное — большой шаг вперед. Это очень важно для людей. Есть люди, которые «сломались» 10 или 20 лет назад. Как здорово, прийти в тот же музей, где не бывал столь продолжительное время, и увидеть новые экспонаты или вспомнить старые, не сменившие места в экспозиции. В городе появились детские площадки, приспособленные для детей с ограниченными возможностями. Туда же приходит множество здоровых детей, и они могут общаться между собой.

— Есть ли примеры уже реализованных инициатив, которые заслуживают более широкого распространения и не требуют больших финансовых вливаний?

— Да, есть. Например, в Лицее № 3 созданы условия для дистанционного обучения. Очень хочется, чтобы такая инициатива получила более широкое распространение. Это существенно упростит получение образования детьми с ограниченными возможностями. Причем, здесь можно не ограничиваться школой, а подключить средние и высшие учебные заведения. Тогда мы могли бы еще больше пользы принести городу, обществу. Ведь люди с ограниченными возможностями очень ответственные. Они дорожат не только жизнью и здоровьем, но и тем, что получают, будь то образование или работа. Потому что им очень сложно все достается. Они боятся потерять место в отличие от здоровых людей, потому что знают, что найти новое будет очень трудно.

— С какими трудностями сталкиваются люди с ограниченными возможностями при поиске работы?

— Трудоустроиться очень сложно, даже если удалось получить образование. Но те, кому это удалось, становятся самыми дисциплинированными работниками. И, на мой взгляд, более ответственных сотрудников найти очень сложно. Например, у нас в организации есть Никита Шевченко, у него — нарушения опорно-двигательного аппарата. Он участник паралимпиады, многократный чемпион России, Европы и мира, сейчас заканчивает СГТУ, и когда потенциальный работодатель уточняет, что именно с ним не так, он говорит: «Некорректно хожу». После этого контакт с работодателем прекращается. Ему объясняют, что он «плохо скажется» на престиже компании.

Неужели так важна внешняя оболочка?! Почему нужно делить людей на категории?! У нас такие же мысли, желания! Многие имеют высшее образование и могли бы принести ощутимую пользу городу. Но как только ты попал в мир людей с ограниченными возможностями, тебя перестают замечать.

— Что значит «как только попал»?

— То и значит, что от этого никто не застрахован. Мы не знаем, что нас ждет за ближайшим поворотом. До 26 лет я была здоровым человеком, работала в больнице, вышла замуж, родила ребенка… Разве я могла когда-нибудь подумать, что попаду в мир людей с ограниченными возможностями? Я, наверное, также как и многие другие пробегала мимо них. Пока тебя не коснулась эта проблема, ты на нее не обращаешь внимания. Счастье, что есть люди, у которых есть душа, сердце и желание нас понять. Никто не застрахован от такой беды. И то, что произошло с нами, может произойти с любым. Ведь инвалидами не только рождаются. Многие стали такими даже не по своей вине, а просто по стечению обстоятельств. Если мы не будем более внимательными и добрыми к другим, никакая «доступная среда» нам не поможет. «Доступная среда» должна быть в сердцах людей!

Радует, что потихоньку люди начали меняться. Чаще стали помогать на улицах. В нас увидели не только потребителей общественных благ, но и тех, кто может помочь, быть полезным. На многие наши мероприятия приходят здоровые люди, а после спрашивают разрешения прийти еще. Они говорят, что находясь рядом с нами, понимают, что не все так плохо в их жизни.

— Вы были одним из организаторов фестиваля «Благо дарю», а какие проекты курируете сегодня?

— Наш последний проект претендует на то, чтобы попасть в число лучших социальных проектов России. Можно сказать, что его идея у меня появилась, когда я была на родительском собрании у своей дочери. Учительница рассказала нам, что дети не знают, чем себя занять. Она привела в пример рисование на стенах, занятие паркуром, и даже прыжки в сугроб со второго этажа. Спросив разрешения у родителей, я пришла в класс и предложила детям встретиться с ребятами из моей организации. Многие из них совершили необдуманный поступок в 15-16 лет, результатом этого стало инвалидное кресло. Есть те кто «неудачно» нырнул, не проверив дно, есть девочка, которая прыгнула с моста, после ссоры с мамой… Ребята согласились, некоторые знали, чем я занимаюсь. Так мы организовали первую встречу со школьниками.

— Встреча имела какую-то программу? Или вы просто общались с ребятами?

— Конечно, мы пришли не с пустыми руками. Сначала мы показали презентацию о каждом из нашей команды. Там все показаны с сильной стороны, но не преувеличенно, все материалы правдивы. Также мы решили продемонстрировать ролик о наркомании. Сразу предупредили, что это не учебный материал, и каждый выберет свою дорогу, которую сочтет верной. Но важен контраст. То есть с одной стороны — здоровые люди, которые вполне осознанно губят себя. С другой – полусломленные: они стремятся жить, радуются каждому дню, ценят каждую минуту.

Во время таких встреч я ничего жалостливого не рассказываю, совсем наоборот. Но часто дети плачут. В аудитории стоит звенящая тишина, я даже слышу, как они дышат, никто не переговаривается, ни возится.

Этот проект мы назвали «Добрые уроки». И получили живой отклик. Нас стали приглашать в школы. Так в гимназии №87 мы прошли все классы от 5 до 11. Посетили школу №94, №2, №41. Нас уже ждут в Православной гимназии.

— Какова главная цель этих уроков?

— Мы открываем дверь в мир людей с ограниченными возможностями, даем возможность походить в нем, прикоснуться к нам, все рассмотреть. А потом выйти оттуда, закрыть дверь, и никогда туда не попадать. Ведь мир ограниченных возможностей не отпускает обратно. Мы стараемся показать детям, что если они здоровы, то могут сделать для своих близких в тысячу раз больше…

Перед встречей и после нее мы даем ребятам заполнить анкеты. Вопросы остаются одинаковыми, а вот ответы различаются. Если до встречи на вопрос: «Как вы относитесь к людям с ограниченными возможностями?», наиболее популярными ответами являются «жалость и сострадание», а на вопрос о возможной дружбе с такими людьми следует категоричное «нет», то после встречи отношение меняется на «уважение и восхищение», а дружба становится желаемой.

У американской журналистки Регины Бретт есть много хороших высказываний. Одно из них: «Время лечит все. Просто дайте времени время». Если в вашей жизни что-то случилось и есть желание совершить какой-то импульсивный поступок со злости, из-за обиды, то есть на разрушающих эмоциях. Нужно остановиться, задуматься и вспомнить, что есть мы. Возможно, это убережет от чего-то непоправимого.

Специально для Делового Саратова. Елена Лосева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: