Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Павел Смелов: «Рабочие специальности сегодня в дефиците»

Павел Смелов: «Рабочие специальности сегодня в дефиците»

Каждый третий, заинтересованный в поиске работы, ищет ее через госслужбу занятости или рекрутинговые компании. Остальные обращаются к родным, друзьям или напрямую к работодателям. Однако если проанализировать резюме на портале «Работа в России» и частных рекру­тинговых порталах, можно получить любопытную картину: люди каких профессий и возрастов ищут работу, как много времени они на это тратят и ­насколько совпадают пожелания работодателей и соискателей. В Российском экономическом университете им. Г. В. Плеханова провели такой анализ. Что он показал? Об этом «Российской газете» рассказал директор Центра статистики и науки о данных Павел Смелов.

— Павел Александрович, сколько же россиян сейчас ищут работу с помощью рекрутинговых сайтов?

— Если открыть базы резюме крупных рекрутинговых порталов, таких как HeadHunter, Superjob и других, можно увидеть, что в них содержится 40 миллионов резюме. Но это не значит, что 40 миллионов человек ищут работу. Эти резюме накоплены практически с начала работы этих компаний, за 10-20 лет. По факту активных резюме за год набирается 600-700 тысяч.

— Что, так мало людей ищут работу?

— По данным Росстата, самый популярный способ поиска работы — это обращения к друзьям, родственникам и знакомым. Так поступают 72 процента соискателей. Второй по популярности способ трудоустройства — поиск объявлений вакансий — 54 процента соискателей.

Обращение непосредственно к работодателю занимает третье место и составляет 35 процентов. И только 26 процентов безработных обращаются в государственную службу занятости, а в коммерческие службы занятости — только 4,5 процента.

Подчеркну, что 700 тысяч резюме не равно 700 тысячам безработных. Резюме часто размещают люди, у которых на данный момент есть работа, но они хотели бы ее сменить. 42 процента работающих россиян трудятся не по специальности. Может, пора вернуть систему распределения выпускников, которые учились за счет бюджета?

— Кто ищет работу в России? Можно нарисовать портрет среднестатистического соискателя?

— 63 процента резюме размещено женщинами. Они активнее используют все способы поиска работы. И чаще обращаются в службы занятости, чем мужчины. Хотя в старших возрастах тенденция противоположная. В возрасте от 51 года число мужчин и женщин сравнивается, а дальше число мужчин превалирует. Но большинство размещающих резюме — люди в возрасте от 21 до 40 лет. Точнее, людей в возрасте 21-30 лет 30 процентов, 31-40 лет — 26 процентов. Это связано, скорее всего, с тем, что молодому человеку проще составить резюме, сориентироваться в интернете, найти нужные сайты, чтобы разместить там информацию о себе.

Люди старшего возраста предпочитают встать на учет в службу занятости. Кроме того, женщины в более старших возрастах спокойнее досиживают до пенсии на работе и не нуждаются в поиске. А мужчины — наоборот.

— С полом и возрастом соискателей разобрались. А кто они по профессии?

— Основная масса — специалисты по финансам, экономике и бухгалтерскому учету, их 150 тысяч человек.

Еще сто тысяч человек ищут работу педагогов и учителей разного уровня. Третье место занимают продавцы — 90 тысяч человек. Потом юристы — 80 тысяч. И на пятом месте — маркетологи, 69 тысяч человек. Инженеры и технари тоже есть, но их на порядок меньше — до 7 тысяч человек по каждой профессии.

Реже всего встречаются резюме таких специалистов, как дизайнер головных уборов (два резюме за весь прошлый год), мездрильщик шкур (тоже два), рыбак (одно резюме). 156 тысяч человек указали в своем резюме, что готовы к переезду и смене постоянного места жительства.

— Говорят ли эти данные о том, что бухгалтеров и экономистов на рынке труда избыток, а инженеров — недостаток?

— Не совсем. Бухгалтеров, экономистов, учителей и продавцов требуется тоже много (для бухгалтеров — 152 тысячи вакансий, педагогов — 280 тысяч вакансий).

Бухгалтеры, юристы нужны всем компаниям — от мелких до крупных. Это массовые профессии. Также как школы, магазины постоянно строятся, появляются новые. А вот кто у нас действительно в дефиците, если сравнивать базы данных активных резюме и заявленных вакансий, так это представители ряда рабочих профессий.

Например, специалисты по сварке. На одно резюме приходится 16 вакансий. А если эту профессию детализировать, то на одно резюме специалиста сварочного производства приходится 330 вакансий. На одно резюме слесаря-электрика по ремонту электрооборудования (не чайников, а станков) — 399 вакансий.

— А по профессиям «белых воротничков» есть такие несовпадения, как по рабочим специальностям — сто, двести вакансий на одно резюме?

— Нет, там ситуация достаточно сбалансированная.

— Тогда почему большой дисбаланс среди «синих воротничков»? Ведь популярность среднего профессионального образования растет.

— В колледжах учат не только на слесарей или газоэлектросварщиков, но и на бухгалтеров, экономистов, юристов, программистов. И именно такие профессии пользуются наибольшей популярностью у учащихся.

Предпосылки к нарушению баланса на рынке труда закладывается еще при выборе школьниками профессий. А потом не все выпускники идут работать по специальности.

Росстат ежемесячно проводит выборочное обследование рабочей силы среди трудоспособного населения. Их спрашивали: работаете вы по специальности? Ответ: «да», «скорее да», «скорее нет» и «нет». И выяснилось, что 42 процентов работающих заняты не по специальности, не по полученному диплому. А среди молодежи 20-24 года этот показатель составил 50 процентов.

— А есть срез по профессиям, кто чаще всего изменяют своей специальности?

— Например, среди врачей пошли работать по профессии 99 процентов специалистов. В экономике таких только 70 процентов, 30 процентов трудится совсем в других сферах.

Среди обладателей профессии ткача не по ней работает 75 процентов. Зоотехникой не занимаются 77 процентов тех, кто получил диплом по этой профессии, в агрономии цифра чуть меньше — 68 процентов.

Из юриспруденции уходят 24 процента юристов, и столько же — из торгового дела, 25 процентов — из банковского, 23 процента — из журналистики. Среди тех, кто ищет работу, на первом месте — специалисты по финансам, экономике и бухгалтерскому учету. На втором — педагоги и учителя. На третьем — продавцы

— Что с этим делать?

— Получается, что обучив этих людей на бюджетных местах, государство потратило деньги впустую. Я считаю, что государство в первую очередь должно заняться анализом потребности работодателей. Тем более что Росстат каждые два года проводит обследование работодателей на предмет потребности в работниках. На основании этих данных можно строить баланс рынка труда, прогнозировать потребность в рабочей силе. И исходя из этого распределять бюджетные места в профессиональных образовательных учреждениях всех уровней. Если стране нужны сварщики, то бюджетных мест для них должно быть больше, а на какие-то университетские специальности — меньше.

Рассчитывать на трудовых мигрантов из Средней Азии тут не приходится: как правило, приезжают на заработки люди очень низкой квалификации. Возможно, стоит вернуться к системе распределения выпускников, получивших образование за счет бюджета, чтобы они хотя бы несколько лет работали по специальности. Другой вопрос, что для этого нужна взвешенная государственная политика. И для работодателей должны быть предусмотрены стимулы для приема на работу выпускников, например налоговые льготы.

— Представители редких, особо востребованных профессий пользуются ситуацией, запрашивают себе более высокую зарплату, привилегии?

— В принципе, да. Например, в регионах, сварщики запрашивают зарплату в среднем на 10 тысяч рублей больше, чем предлагают вакансии. И я думаю, что работодатели соглашаются на их условия.
Если смотреть по запросам работников в целом по стране, то они запрашивают зарплату на пять тысяч рублей выше, чем предлагают по их профессии работодатели. Но это не удивительно. Как правило, при трудоустройстве работодатель и работник «торгуются» за зарплату, и работник часто специально изначально запрашивает больше, чтобы потом «пойти на уступки».

Есть регионы, где эта разница еще более не значительная — одна тысяча рублей. Например, на Чукотке, Красноярском крае. Но это специфические рынки труда, во-первых, там очень четкая структура рабочих мест, во-вторых, их число ограничено, в-третьих, уровень заработных плат в этих регионах выше, чем средний по стране, и выработан определенный баланс на рынке труда.

А на юге ситуация противоположная. Например, в Северной Осетии, Калмыкии, Карачаево-Черкесии соискатели хотят на 50 процентов больше, чем предлагает работодатель. Так, работодатели предлагают в среднем 18 тысяч рублей в месяц, а люди хотят 26 тысяч. Там в принципе очень низкие доходы, и люди пытаются найти как можно более высокую зарплату.

— Какой сейчас средний период поиска работы?

— Он отличается от возраста к возрасту. Чем старше человек, чем дольше он ищет работу. Молодежь в возрасте 15-19 лет ищет работу в среднем два месяца. Выпускники 20-24 лет — три-четыре месяца. Если взять группу 20-30 лет, то средняя продолжительность 5,6 месяца. В 30-40 лет — 7,5 месяца, 40-50 лет — уже 8,2 месяца, 50-60 — 8,7 месяца, 60-70 лет и старше — в среднем девять месяцев.

— То есть и в «серебряном возрасте» есть шанс найти работу, пусть даже ее искать придется девять месяцев?

— Шанс есть всегда. Просто молодежь мобильнее. Она готова переучиваться, идти на уступки работодателю, больше работать, лишь бы включиться в трудовой процесс. Люди старшего возраста зачастую тяжело соглашаются на обучение новым навыкам, они не всегда владеют компьютером, другими современными технологиями, и им проще подождать, пока найдется вариант, где будет нужен набор знаний и опыт, который сформировался у них за всю трудовую жизнь, чем начать осваивать что-то новое для более быстрого трудоустройства.

— Тем не менее безработица среди молодежи тоже велика?

— Да, в некоторых регионах безработица среди молодых людей 20-24 лет (выпускников) выше 50 процентов. Например, в Республике Саха (Якутия) — 73,8 процента, в Мурманской области — 62 процента, Астраханской — 54,7 процента, Хакасии — 54,5 процента, Смоленской области — 53,8 процента. Скорее всего, это говорит о том, что в этих регионах просто нет работы либо дипломы, полученные молодежью при обучении, никому не нужны.

Источник: Российская Газета

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: