Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Людмила Бокова: О работе и о личном (Часть 3)

Людмила Бокова: О работе и о личном (Часть 3)

Сенатор Людмила Бокова рассказала нашему изданию о своей работе в Саратовской области — о решении проблем обманутых дольщиков, помощи школам региона, поддержке небезразличного Людмиле Николаевне Вольска. Являясь членом Федерального Собрания, Людмила Бокова использует все возможности помочь Саратовскому региону, еженедельно приезжая в наш город и часто бывая в районах области. При этом и в Москве у сенатора много работы. Повышенного внимания требуют законодательные акты, в разработке которых она участвует и которые повлияют на жизнь всех россиян. Например, таков закон о суверенном рунете. О том, как совмещать насыщенный рабочий график и воспитание дочери, что необходимо делать родителям, когда дети попадают во «всемирную паутину», о человечности чиновников, любимых законах и свободе выбора — в третьей части интервью.

— У вас растет дочь. Какие бы советы вы дали ей при использовании всемирной паутины, общении в соцсетях. Что бы порекомендовали родителям, дети которых «зависают» в интернете?

— Дети в силу своей ментальности, отсутствия критической позиции не могут отличить правду от вымысла и многое воспринимают за чистую монету. Скажу как родитель, что когда впервые узнаешь, что твой ребенок зарегистрировался в социальной сети — чувство тревоги, конечно, возникает. Ведь мы знаем все прелести, тонкости, нюансы социальных сетей. Есть действительно внутренняя настороженность, боязнь, как настроить разговор об этом. Но нужно преодолеть себя и все-таки поговорить с ребенком. Рассказать, что такое интернет, как он устроен, что такое персональные данные, какие они бывают, для чего они необходимы, почему нужно аккуратно с ними обходиться. Потому что зачастую из-за того, что мы безобразно относимся к своим персональным данным, мы становимся легкой добычей для мошенников.

Не стесняясь надо все это с ребенком проговорить и научить не реагировать на какие-то вещи. Массово распространяются фишинговые письма с текстом на подобии «пройди по ссылке и получишь приз». Ребенок может повестись на это и оказаться в лапах мошенников. Ребенок — носитель всех персональных данных в семье. Учитывая, что он может быть легкой добычей, это может навредить всей семье.

Надо учить, как регистрироваться, как пользоваться социальными сетями, для чего они нужны. То же касается других интернет-ресурсов, которые предназначены для определенных целей. Необходимо правильно ставить цели и задачи для ребенка в интернете. Мы это пропагандируем. На нашем ресурсе единыйурок.рф есть методические рекомендации для родителей, как поговорить с ребенком.
Возраст выхода детей в интернет сегодня опускается до 7-8 лет. В социальных сетях есть ограничения для регистрации по возрасту — с 14 лет. Тем не менее, за всем не уследишь, и здесь, конечно, лучшая мера — это провести доверительный разговор с ребенком, чтобы и он, не стесняясь говорил об этом.
Опасностей много на самом деле, включая безобидные на первый взгляд игры. Они могут оказаться деструктивными. Например, мы обнаружили игру, которая в определенный момент запрашивала фотографию ребенка. Непонятно, куда уходила эта фотография, для чего, какие запросы могли быть. О таких вещах тоже надо говорить с ребенком, приводить такие примеры. Говорить с ребенком сложно, но необходимо. Потому что дети сразу с удовольствием выкладывают фотографии, не понимая, что они остаются там на всю жизнь. Интернет — это такая штука, оттуда изъять ничего нельзя.

— Эффективны, таким образом, доверительные отношения, не запретительные меры?

— Лучше научить, правильно выстроить разговор и учить навыкам безопасного поведения. В реальной жизни мы рассказываем ребенку, как переходить улицу, как быть участником безопасного дорожного движения. Точно так же и в интернете есть определенные правила, которые стоит соблюдать, чтобы не попасть в различные неприятные истории.

Не секрет, что сегодня появляются и более жесткие явления — это кибербуллинг, травля различная, то есть психологическое воздействие. Дети могут закрыться, замкнуться, и это самое худшее, что может быть. Диалог, открытость с ребенком — самое главное.

Мы проводили Единый урок безопасности в сети интернет в 11 классе. На этом уроке присутствовали одиннадцатиклассники, которые сами побывали в роли учителей и рассказывали о безопасном интернете в младших классах. Они однозначно сказали: «Как сложно быть родителем, что нас ждет!» Мы спросили: «Теперь поняли своих родителей?» «Сто процентов! — ответили они. — Нам хотелось просто подойти и отнять мобильный телефон у ребенка, а приходилось себя сдерживать и объяснять». А дети воспринимали их как равных себе, рассказали им все прелести и казусы, которые с ними случались.

— В этом году будет проводиться Единый урок безопасности в сети Интернет в Саратове?

— Единый урок проводится каждый год. На сайте единыйурок.рф сегодня порядка 30 000 учителей, которые с нами вместе проводят подобные уроки. Все желающие могут принять участие. Они регистрируются, мы им выдаем электронные сертификаты, которые они могут распечатать и тем самым доказывать, что являются участниками Всероссийского урока.

— Как вам удается совмещать работу на высоком государственном уровне и семью?

— Если бы я сказала, что это легко и просто, и удается всё и там, и тут — нет, конечно, не удается. Есть очевидные вещи — работа государственного чиновника поглощает на все сто процентов, если этим заниматься вплотную. Времени на то, чтобы больше внимания уделить семье, довольно мало. Это, конечно, печально. Что-то можно упустить, особенно в подростковом периоде. Зона доверия может увеличиться в объемах удаленности родителя от ребенка. Одно дело по телефону узнавать, где ребенок находится, как, с кем. Но когда я близко нахожусь, есть возможность вместе в свободное время пойти куда-то — на выставки, в кино, просто погулять в парке — для меня это самое счастливое время. Потому что его меньше, и невозможно запланировать такое время по своему желанию, не всегда желания совпадают с возможностями.

— Дети ценят мамины достижения?

— Об этом нужно говорить, это нужно донести до них, рассказать. Мы же тоже находимся в открытом пространстве. Дочка сегодня достаточно взрослая и читает различные статьи обо мне в интернете, которые, может быть, не всегда соответствуют правде, той, которую она видит. Конечно, я должна ей объяснить, чтобы она это воспринимала таким образом, чтобы не было дискомфортно ей и на отношении ее друзей к ней это не сказалось. Люди, к сожалению, не всегда понимают, что у чиновника тоже есть близкие, родные, дети, и их психика находится в непростой ситуации.

— Почему чиновники воспринимаются далекими от народа людьми? Есть ли возможность изменить такое отношение? Что для этого делается со стороны самой власти?

— Зачастую да. Я достаточно открыта и много общаюсь с людьми. И у них тоже возникает другое восприятие в отношении чиновников, не как должностных лиц, а людей с теми задачами и с той работой, которые у них есть на сегодняшний день. Наверное, это во многом зависит от самого чиновника — насколько он открыт, насколько он готов общаться. Я стараюсь следовать этому правилу. В социальных сетях если мне пишут, я всегда отвечаю. Всегда готова ответить на любой вопрос, включиться в решение какой-то проблемы — для меня это нормально. Тем более в комитете я веду блок, связанный с обращениями граждан. Ежегодно минимум 2000 обращений приходит со всей страны. Это судьбы, и, конечно, мы стараемся помочь.

Ну и люди, конечно, должны понимать, в чем функционал определенного чиновника, чем он занимается. Мы довольно долго говорили Валентине Ивановне [Матвиенко — ред.] — рассказывайте, что такое Совет Федерации. Не все знают, что это за государственный орган, для чего необходим, какие функции выполняет. У нас даже была такая серия программ, где рассказывали о каждом сенаторе, о том, чем он занимается, кто он, откуда. Эти программы пользовались популярностью, в том числе в регионах, которые сенаторы представляли.

Такие программы полезны. Зачастую путают исполнительную власть и законодательную власть, депутатов и членов Совета Федерации. У нас есть программа «Час парламентаризма», в рамках которой проводятся уроки, детям рассказывают о системе государственной власти. В рамках предмета обществознания есть уроки, посвященные порядку формирования государственных органов власти.
В рамках приемов граждан, а мы их устраиваем два-три раза в месяц, каждый человек может обратиться. Я практикую, чтобы прием проходил не в столице региона, а выезжаю в поселки небольшие, чтобы у человека была возможность прийти, пообщаться, донести какую-то проблему, а мы могли включиться в решение. Дойти до маленьких сел — зачастую полезно, чтобы чиновник был в зоне доступа.

— Вы внесли в госдуму более 50 законопроектов, более 15 были приняты и подписаны президентом. Какие принятые законопроекты, автором которых вы стали, вы считаете наиболее значимыми?

— Есть такие, любимые законы. Очень важный закон, регулирующий оборот «серых» сим-карт. Это закон, который обеспечивает противодействие совершению мошеннических действий с помощью сим-карт. Была очень сложная ситуация с написанием этого закона. Он оказался нестандартным, но мы, тем не менее, его создали.

Сейчас в работе у меня закон, который позволяет при помощи современных технологий найти пропавшего человека. Мы долго и трепетно думали над форматом этого закона, и нашли все-таки составляющую, которая не нарушает тайну связи и прочего, но позволяет использовать возможности получения данных с базовых станций, где зафиксирован сигнал мобильного телефона и оперативно, без долгой бюрократии начать поиски человека. Я считаю, что мы создали очень важный закон, ждем его с нетерпением. На днях он получил одобрение Правительства, далее его должен на рассмотрение поставить комитет Государственной Думы.

— Насколько я понимаю, в соответствии с этим законом, например, можно найти ребенка по сигналу мобильного телефона. Сейчас невозможно это сделать?

— Возможно, но только для того, чтобы получить данные о мобильном телефоне, требуется решение суда. Мы пошли по пути более оперативному. Если родственники понимают, что при пропавшем человеке есть мобильный телефон, сотрудник правоохранительных органов, получая заявление о пропаже, может на основании закона об оперативно-розыскной деятельности запросить данные у оператора сотовой связи о радиусе нахождения мобильного телефона. Все операторы знают, где у них находится вышки, передающие сигнал. Таким образом квадрат поисков сужается до шагов. Это можно сделать в течение 15 минут. Получить решение суда, особенно если дело происходит в тайге и в иных отдаленных регионах — это долго, а счет идет на часы, от которых порой зависит жизнь.

— У нас в стране большой разрыв между средними зарплатами и максимальными, например, зарплатами депутатов Госдумы. Превышение в 10 раз и выше. О проблеме бедности говорил Медведев, Путин. Какой должна быть средняя зарплата, какой минимальная, по вашему мнению, чтобы повышалось качество жизни россиян?

— Конечно, нужно смотреть прежде всего на тот уровень затрат, который сегодня несет среднестатистический гражданин. Сюда входит оплата ЖКХ, покупки в магазинах, траты на лекарственные препараты, получение различных услуг. Важен уровень здравоохранение и его доступности и качества. Есть разные параметры, которые на сегодняшний день определимы. Поэтому Совет Федерации всегда последовательно выступал, что границы некого социального уровня, ниже которого спускаться недопустимо, должны быть четко очерчены. Выше подниматься необходимо, и такие возможности есть по трудоустройству, получению дополнительного образования. Но не у всех. И гарантия определенного уровня жизни должна быть. Ее, наверное, надо исчислять как-то иначе, учитывая тот уровень затрат, который есть на сегодняшний день. Недопустимо, конечно, когда 7000 рублей заработная плата, а ЖКУ при этом 5000. Уровень дотирования при этом должен соответствовать потребностям.

Возможность трудоустройства, переобучения, переквалификации должна быть. Человека нельзя бросать и оставлять один на один с той проблемой, которая у него образовалась в связи с потерей трудоустройства.

— Насколько объективен и адекватен нынешний размер МРОТ — около 11 000 рублей?

— Его надо сопоставлять с теми тратами, которые приходится человеку нести и что от этого остается. Впервые произошел такой скачок — с 7000 до 11000 рублей был повышен МРОТ. Но это не говорит о том, что на увеличении размера оплаты труда нужно останавливаться и не создавать другие возможности. Постоянно должен идти мониторинг трудоспособности населения, повышения его благосостояния, в том числе оно оценивается по покупательской способности, потому что это та грань, которая влияет на экономику страны в целом. Если покупательская способность снижается, то тормозится сама экономическая парадигма.

В этом направлении важно, если какая-то отрасль не развивается, приложить усилия для того, чтобы изменить ситуацию, потому что это открывает автоматически новые рабочие места.
Такие задачи не сразу решаются, но ими нужно заниматься, скрупулезно, постоянно. Рынок труда должен быть на кончиках пальцев у регионов. Потому что это очень чувствительная зона.

— Благосостояние должно зависеть от самого человека?

— Мы не должны загонять человека в какие-то рамки, в такую ситуацию, когда у него на данный момент другого выбора нет. Так не должно быть. Не должно быть концентрации на определенном уровне, когда создается некая «песочница» и в ней люди формируются. Надо давать возможности выйти из этой зоны и получить более высокий уровень жизни, большую отдачу от труда. Это особенно важно для нашего региона, когда есть градация по категориям населения. В городе больше возможностей найти работу, в сельской местности меньше. Уровень мобильности населения должен быть высоким. Чтобы у человека было и желание, и возможности найти более высокооплачиваемую работу, в том числе в других регионах страны.

Многие регионы создают целые кластеры такой направленности. Интересен опыт Калининградской области, когда не просто открывается предприятие, а тут же рядом строится поселок. Человек из любого другого региона, если имеет соответствующую специализацию, может приехать и жить временно, либо остаться насовсем. Это очень хорошие примеры, которые нужно использовать в том числе и в Саратовской области.

 

Интервью брала Мария Климова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: