Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Вадим Кудряшов: «Люди устали от серых однотипных построек на скорую руку…»

Вадим Кудряшов: «Люди устали от серых однотипных построек на скорую руку…»

Известное выражение «мой дом – моя крепость», как нельзя лучше, отражает отношение человека к месту, где он живет. Стремление к комфорту и защищенности заложено в нас природой. Однако речь идет не только о доме, как таковом, но и о других местах, где мы проводим свою жизнь, например, о городе, в целом. Об этом и многом другом «Деловой Саратов» побеседовал с заместителем директора по маркетингу завода керамического кирпича «Римкер» Вадимом Кудряшовым.

– Вадим Альбертович, почему ваша компания называется «Римкер», и чем керамический кирпич отличается от других строительных стеновых материалов?

– С названием все просто. Его образуют два ключевых слова: «Рим» и «керамика», отсюда – «Римкер», что значит «римская керамика». Завод построен по итальянским технологиям, и оборудование в нем – преимущественно итальянское. Что касается отличительных особенностей керамического кирпича, есть традиционный строительный материал, и – нетрадиционный. К традиционным строительным материалам относятся глина (из нее делается керамика) и дерево, которое всегда использовалось в России. Австралийцы, полинезийцы строят из кокосовых стружек, пальмовых листьев – это также своеобразная традиция. Сегодня западные технологии предлагают многоплановые объекты, созданные из нетрадиционного строительного материала, и тот же стеновой материал производится не из глины – традиционного сырья, а из другого, порой, более доступного и легкого, например, газобетона.

– То есть использование нетрадиционного сырья для производства кирпича более выгодно. Почему тогда вы остановили свой выбор на керамике?

– Выбор обусловлен не нами, а временем. Да, изготовить кирпич из других материалов бывает проще. Такой кирпич получается дешевле, но насколько он прочен? Время показало, что в продолжительности жизни он сильно уступает керамике.

В послевоенное время, так называемые «хрущевки» возводились, как доступное жилье. Тогда строительство однотипных домов явилось хорошим выходом из неблагоприятного положения, в котором находилась страна, это можно назвать даже прорывом. В Саратове также была необходимость в быстрой и многочисленной застройке, поэтому при Политехническом институте основали архитектурную кафедру. Соответственно, студентов обучали на том строительном материале, который имелся в огромных количествах: архитекторы и проектанты того поколения, вплоть до 2000-х гг. керамику практически не использовали. Между тем, до середины XX века для нашего города классикой была керамика. Европа, к примеру, на 60% построена из керамики. Тунис, Египет, несмотря на почти неограниченное количество песка, из силикатного кирпича не строят – используют керамику.

– Что касается технологии производства, чему вы отдаете предпочтение: традиционным методам или новациям?

– Материал остается прежним – это глина, которая занимает центральное место в большинстве мифов народов мира, а также в научных и около научных концепциях, повествующих о ее удивительных свойствах. Технология производства, по большому счету, также традиционна: в глину добавляется вода, смешивается, сушится, обжигается, то есть все четыре стихии (земля, вода, воздух и огонь) принимают участие в создании кирпича. Это важно, так как сохраняется необходимая гармония.

Конечно, мы используем и новые технологии. К примеру, поризованный и пустотелый камень. Однако если судить строго, все это – хорошо забытое старое. Например, пустотелость (наличие в теле кирпича отверстий или ниш) применяли древние китайцы, они делали пустотелые кирпичи, чтобы облегчить строение. Пустотелый кирпич применялся в древнем Риме для изготовления теплого пола. Поризованный камень – кирпич увеличенного формата. Поризовка – это добавление в глину лузги либо опилок. Если мы вспомним, то казаки (кубанские и донские) строили хаты также с добавлением соломы в строительный материал для облегчения и утепления. Сегодня происходит похожий процесс: мы добавляем в глину лузгу подсолнечника, она выгорает, в результате, образуются микропоры, которые делают кирпич легче и теплее. Другими словами, новые технологии касаются в основном того, как правильно смешать все составляющие, высушить и обжечь. Керамика современных технологий (пустотелая и поризованная) мало теплопроводна, поэтому защищает как от холода, так и жары. Также впервые в Саратове мы начали делать керамику светлых тонов. В России мало заводов, которые производят кирпич, не применяя красители, к тому же, глина светлых сортов имеется лишь в некоторых регионах. Наш карьер, который мы используем – в районе с. Ртищево. Используя местную глину, мы, наконец-то, добились керамики песочного, персикового, соломенного цветов.

– Глина выигрывает и в экологичности…

– Несомненно. Мы не можем быть на сто процентов уверенными в том, что содержится в селитре или газобетоне. Я считаю, любой уважающий себя специалист будет строить из проверенного и экологически безопасного материала. Да, у альтернативных строительных материалов есть ряд преимуществ; например, легкость. Из такого материала пирамиду в Гизе, например, можно было построить за 30 лет, а не за 80. Однако сколько бы она тогда простояла, и что бы мы знали о ней?

– Как Вы оцениваете современный архитектурный облик Саратова?

– Каждый народ считает для себя допустимым проживание в тех или иных условиях. С этой позиции можно рассматривать и городскую архитектуру. Каждый человек влияет на окружающую среду, он создает вокруг себя определенную обстановку, одновременно и приспосабливаясь к имеющимся условиям, и создавая максимальный комфорт вокруг себя. Созданная обстановка формирует этих людей и следующие поколения. Это все тесно связано. В современном Саратове стало больше красоты и легкости в постройках, строить стали намного интереснее. За последние 10 лет, на мой взгляд, много улучшений: архитектура нашего города сейчас не ограничивается какими-то рамками. Это также обусловлено новыми условиями и общегородской атмосферой. Люди устали от серых однотипных построек на скорую руку, требования к комфорту также стали выше. Поэтому я думаю, что в будущем будет больше оригинальных проектов, которые разнообразят облик города.

– Не скрывается ли за этой легкостью чрезмерная эклектичность в архитектуре города?

– Возможно, это имеет место. В Саратове вновь вводится долго отсутствующая должность художника города, что позволяет надеяться на изменение этой ситуации. Создан комитет, который будет разрабатывать отдельные зоны для пешеходов, велосипедистов, автомобилистов в наиболее примечательных местах города. Хочется верить, что со временем эти проекты реализуются. Нужно повышать интерес к городу и его истории. На всех центральных улицах Саратова есть дома с богатой историей, в которых жили известные люди, происходили интересные события. Необходимо напоминать об этом жителям, хотя бы в виде табличек на домах с соответствующей информацией. Даже такое небольшое действие способно что-то рассказать о городе и пробудить интерес к его истории. Саратов полон легенд, а они всегда привлекают внимание, создают определенный дух города и атмосферу.

– Вы ратуете за восстановление кирпичного стиля в строительстве. Это продиктовано коммерческим интересом?

– Не только. Нам интересна наша история, культура, корни, традиции. Само понятие «кирпичного стиля» условно. Существовала группа архитекторов, которая разработала кирпичный стиль, в том числе и в Саратове, среди них – Алексей Салько. Его работы – здания управления Приволжской железной дороги, гимназии №1 и др. Вклад Салько в архитектуру Саратова весьма существенный: он создал более 140 строений, а также рассчитал, что если в декорировании здания использовать кирпич без штукатурки, то эксплуатация строения обойдется дешевле. Это и можно назвать русским кирпичным стилем. Похожие постройки были и в других купеческих городах, например, в Самаре. В XIX веке существовали проекты домов для города с регламентацией того, какими должны быть фасады, а также с планами проезда на улицах. Эти проекты устанавливали правила застройки города, отойти от которых могли себе позволить либо очень богатые люди, либо строители административных зданий. Для частных домов проекты предлагали варианты, каждый из которых вписывался в любую часть города, цвет фасадов был также утверждена и соблюдался. Восстановить такой стиль сегодня в Саратове уже сложно, но можно использовать его в фасадах, особенно на центральных улицах, чтобы здания гармонировали друг с другом. Однако основная идея состоит в том, чтобы постройки были из качественного материала и не разрушились спустя несколько лет после возведения. Керамика способна это обеспечить.

– Но ведь дом – это не только крепкие стены, но и энергетика. Как Вы считаете, при строительстве каких зданий сегодня соблюдается сакральный смысл?

– Наделяют здание особым смыслом, в основном, частные лица, которые проектируют и строят для себя. Если главная цель – выгодная продажа, то построить нужно быстро и дешево. Не думаю, что в такой ситуации кто-то думает о сакральном смысле и вкладывании своей души в строение. Речь идет о рентабельности и только. Утрата сакрального смысла при постройках общественного назначения состоит в том, что стоят другие задачи и цели, а также, в том, что слишком много людей принимает в этом участие: теряется целостность, соответственно, разрушается энергетика. На мой взгляд, здание нового ТЮЗа – это яркий пример того, как масса внешних обстоятельств влияет на результат. Здание театра должно нести энергию искусства, творчества, особый эстетический заряд, а с ТЮЗом вышла ситуация, когда и средств не хватило, и в строительстве принимало участие слишком много людей, не все из которых имели представление об изначальной цели. Также целостность нарушается тогда, когда в здании располагают нечто, для чего изначально оно не проектировалось.

Еще раз хочу отметить, что по-настоящему ценным любое городское здание делает история. Если в нем ничего не происходило, и никто там не жил, то и его архитектурная ценность невысока. Городские дома ничего не стоят без людей. Без людей, дома мертвы. Любое строение ценно, прежде всего, не величием архитектора, а своей историей.

– «Римкер» финансировал часть затрат на раскопки Увека. Для чего вам это было нужно?

– Все тот же интерес к истории города и благотворительность. Если отнять у человечества его историю, то через 30 лет мы получим поколение без интереса к жизни и знаний, поколение, которое не сможет ничего «построить» для будущего. Раскопки Увека рассказывают нам многое. Саратов, по большому счету, построен из кирпичей Золотой Орды. В XIX веке из городища Увека вывозили кирпич в наш город, так как этот строительный материал всегда был дороже, чем любой другой. По одним данным, в Саратов было ввезено 10 тыс. подвод кирпича, который пошел на обустройство мостовых улиц и, возможно, применялся в фундаментах. По другой версии – в десятки раз больше.

– Интерес к истории города вдохновляет в работе?

– Конечно. Если человек любит то, чем занимается, он не станет делать это чисто технически. Я никогда не руководствуюсь только коммерческим интересом. Я хочу, чтобы люди полюбили керамику, поняли, что этот материал им дружественен, он защищает их, обогревает. Вдохновляясь историческими фактами, я приобретаю новые идеи. Например, мы предлагаем изображение различных оберегов на закладочном камне. Хочется, чтобы в строительстве люди думали не только о материальной выгоде, но и о том, насколько энергетически комфортно будет там прибывать, и как долго это сохранится.

– Вы проводите конкурсы по архитектурной и производственной тематике. Какова их цель?

– Конкурсы организуются для выявления не только красивого и интересного проекта, но и вполне реального; чтобы, в конце концов, нашелся тот, кто будет готов финансировать его. Есть и коммерческий интерес – пропаганда керамического кирпича. Однако так называемая реклама этого материала состоит в том, что все самые устойчивые и качественные сооружения построены из него. Есть масса исторических примеров, которые говорят сами за себя. Мы проводили конкурс «Кирпичный стиль». Это был конкурс фотографов, которые должны были представить работы с кирпичными домами. Был конкурс по архитектурным проектам двух направлений: проекты, которые внедрены в городе и которые могут быть внедрены. Среди участников, как правило, дизайнеры, архитекторы, проектанты. Однако критерии для участников достаточно свободные: главное, чтобы конкурсант четко представлял себе реальные возможности проекта. Сейчас проходит конкурс по родникам – проект Игоря Сорокина «Атлас Рима», который стремится выявить все родники Саратова. У нас есть планы и на будущее: возродить традицию изготовления глиняной игрушки. В Саратове существовала своя техника производства, которая сегодня почти утрачена.

Специально для Делового Саратова. Кристина Фомина

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: