Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Александр Пивоваров: «Инноватор не должен быть сухарем»

Александр Пивоваров: «Инноватор не должен быть сухарем»

Компания «ВестИнТех» представила в Саратовском Экономическом институте технологию получения биологического гидроксиапатита из костных отходов мясной и рыбной переработки. Препараты на его основе сегодня незаменимы в стоматологии, ортопедии, травматологии, производстве зубных паст и очистке питьевой воды. Об особенностях этого вещества «Деловому Саратову» рассказали руководители компании Александр Пивоваров и Орынгали Муктаров.

— Как давно существует Ваша компания и  кто ее создал?

pivov-324

Александр Пивоваров

— Александр Пивоваров (АП): наша Ассоциация существует достаточно давно. Я занимаюсь отходами с середины  80-х годов. В то время я работал в СГУ на физическом факультете, когда сотрудник Всесоюзного научно-исследовательского института Ресурсосбережения при Госснабе СССР (ВНИИР) Владимир Улицкий предложил мне заняться этим направлением. Цели и задачи этого института состояли в развитии технологий рециклинга отходов, как вторичных материальных ресурсов. Мы активно включились в работу, потому что поняли важность и злободневность этой проблемы. Позже был создан НПО «Волгаресурс» при Академии Наук СССР на хозрасчетной основе.  Мы заключили договора по проблеме переработки отходов  с рядом предприятиями Казахстана, Прибалтики , Украины и РСФСР. В Саратовской области мы сотрудничали с предприятиями  Балаково, Энгельса, Балашова. У нас тогда было порядка 100 договоров.

Параллельно мы занимались проблемой переработки твердых бытовых отходов (ТБО). Тогда появилось много одноразовой посуды, а следом — большой объем таких отходов. Это была беда, и никто не знал, что с этим делать. Нами была разработана технология переработки отходов полимеров.

Мы стали измельчать эти отходы в порошки, которые после смешивания с наполнителями, типа опилок, и термопрессования получали более экологический материал, чем  ДСП.

С течением времени состав  и объем ТБО периодически менялся, и мы создавали новые технологии для переработки всех компонентов отходов, как вторичных материальных ресурсов. Была разработана технология переработки, кроме ранее обозначенных полимерных отходов, органических и пищевых отходов методом быстрого пиролиза в энергетическое топливо, переработки электронных отходов с целью извлечения ценных металлов и отходов костей с мясоперерабатывающих предприятий.

Идея переработки отходов костей возникла в связи с тем, что кости включают в свой состав гидроксиапатит, который является ценным материалом для ряда отраслей медицины и экологии. Мы взяли кости, провели процесс  термохимической обработки и получили белый порошок. Потом мы напылили его на титановые имплантаты, изучили его характеристики, он оказался ничуть не хуже зарубежных аналогов. Все работы мы проводили по собственной инициативе без финансирования.

muktar-324

Орынгали Муктаров

— Орынгали Муктаров: (ОМ) с Александром Викторовичем нас познакомил мой научный руководитель аспирантуры в СГТУ В.Н. Лясников. Гидроксиапатит мы использовали в качестве биосовместимого покрытия на внутрикостные стоматологические титановые имплантаты, при этом использовали синтетический гидроксиапатит, который мы получали в лаборатории из химических реактивов, либо использовали дорогостоящий импортный. После удачного проведения экспериментов по получению гидроксиапатита, мы решили принять участие в программе финансирования научных проектов Фонда поддержки и развития малых форм предприятий в научно-технической сфере.

— В сентябре в Саратове прошла III Межрегиональная научно-практическая конференция «Перспективы развития предпринимательства в молодежной среде», где вы представили технологию получения биологического гидроксиапатита из костных отходов мясной и рыбной переработки. Расскажите, что это за технология? Что она даст людям, и где может быть использована?

— АВ:  Во-первых, гидроксиапатит может быть использован для очистки воды. Он гораздо лучше, чем древесный адсорбент, так как адсорбирует широкий круг вредных соединений и тяжелых элементов, его еще в позапрошлом веке использовали для осветления соков, вина, сахарных меласс, в виде так называемого костного угля – черного материала, за счет содержания угольных компонентов.

Во-вторых, у него большой диапазон использования, благодаря чему можно создавать целый научный институт или лабораторию по его исследованию.

На его основе делают БАДы для пополнения недостатков фосфора и кальция в организме при заболеваниях остеопорозом, как животных, так и людей. Этот материал  биосовместим.

В здоровом организме кости постоянно обновляются, благодаря клеткам, которые участвуют в этом процессе. В случае заболевания, этот процесс может быть восстановлен  благодаря искусственному введению гидроксиапатита и лучше, если он будет природным. Когда он попадает в организм, то в костном матриксе начинает наращиваться новая кость.

prod-1

— ОМ: Он может  использоваться в стоматологии, хирургии, ортопедии, косметологии, а также в качестве компонентов  зубных паст, поскольку  обладает свойствами реминерализации зубной эмали.

— АВ: В остеохириргии используется синтетический гидроксиапатит и биогенный, получаемый другими, более сложными способами.

— ОМ: Аналоги есть. На рынке такие материалы представлены в основном зарубежными компаниями; цена за один грамм биогенного гидроксиапатита сегодня составляет порядка 10 тысяч рублей.

— АВ: Эти компании получают гидроксиапатит из бычков, выращенных в специальных условиях. Наша технология позволяет получать этот материал из любых костей, в том числе и рыбных.  Из 1 кг костей мы можем выделить около 150 грамм этого вещества. Сейчас мы можем на имеющейся у нас технологической установке выделять около 0,5 кг готового вещества в день.

К примеру, вам необходим имплантат зуба или коленного сустава, или лечение остеопороза, готовы ли вы отдать сто или более тысяч, чтобы вам провели лечение? Наверное, сегодня не каждый сможет это сделать, поскольку это очень дорого.

Мы углубились в эту биотехнологическую задачу. Поняли, что в чистом виде гидроксиапатит работает менее эффективно, чем в комплексе с биоорганическими соединениями – полисахаридами или белками.

Кроме того, биогенный гидроксиапатит еще хорош тем, что абсорбирует на себе различные микробы, а также лекарственные соединения и может выполнять функции биозащиты и носителя лекарственных препаратов. Мы стараемся идти в ногу с мировыми экспертами, только у них сегодня  больше финансовых  возможностей.

Cегодня в Саратове мало инвестиционных компаний с заинтересованностью в инновационных технологиях глубокого и широкого научного профиля.

Например, японцы сейчас делают установки, где очищают воду от вредных микроорганизмов. Они соединили композиционный материал на основе оксида титана и гидроксиапатита. Он абсорбирует на себе микробы, и при освещении солнечного ультрафиолета микробы превращаются в оксид углерода и воду. Фильтры для очистки воды и воздуха на основе таких композитов, краски и покрытия стен в санитарных помещениях всегда будут чистыми от органических соединений и микробов. В Японии такие материалы и установки в настоящее время постепенно внедряются.

prod-2

— Как вы думаете, чего не хватает в Саратове для развития инноваций?

— ОМ: Для продвижения нашего проекта необходимы достаточные инвестиции. Скажем так, сегодня в Саратове мало инвестиционных компаний с заинтересованностью в инновационных технологиях глубокого и широкого научного профиля.

— АВ: Вы поймите, нет большого желания у частных инвесторов. Мы со своим проектом выходим в свет только три месяца. В свое время я ходил в министерство ЖКХ, Минэкономики. У нас нет венчурных фондов приличных, какие существуют в мире. Может быть, их не существует из-за жадности, а может, просто денег нет.  Мы были в институте травматологии и ортопедии,где интерес к нам появился.

Проблема еще в том, что фонды отдельно, а исследователи отдельно, нет увязки. Плохо еще то, что сейчас у нас нет иностранных инвестиций. С зарубежным инвестором еще можно было бы поработать. В Саратове, к сожалению, нет частных венчурных компаний, да и в России их очень мало.

 — Вам уже поступали предложения о сотрудничестве, связанные с этой технологией? Кто ваши партнеры? И где вы берете средства на развитие и разработки?

— АВ:  Научно-исследовательская работа — это, в принципе, не такие большие финансы. Фонд Бортника финансирует наш проект с мая этого года. Коллектива как такового у нас нет, так как сейчас очень сложно найти инициативных людей.

— ОМ: Для реализации проекта до промышленного уровня, получения пакетов необходимых юридических документов, клинических испытаний в рамках финансирования Фонда Бортника необходим частный инвестор или венчурный фонд .

— АВ: Потенциальные инвесторы у нас есть. Есть друзья и коллеги в Москве. Они рассматривают возможности софинансирования. Руководители клиник и другие потребители, с которыми мы вели переговоры, ждут, когда мы оформим документы на свои разработки. Они готовы покупать это вещество.

— ОМ: Есть федеральная программа позволяющая компенсировать 50% затрат на клинические испытания новых материалов медицинского назначения.

Инноватор не должен быть сухарем, он не может быть сухарем, он должен пространственно мыслить, выходить за рамки горизонта событий и быть романтиком.

Какова роль Фонда Бортника в поддержке вашего проекта?

— ОМ: Фонд Бортника финансирует лишь часть исследований. НИОКР на стадии «стартап», коммерциализации и производства с наличием частного инвестора.

— АВ: Мы получаем финансирование от фонда в размере 1 млн рублей, это первая стадия работ. Благодаря этим средствам нам удается развивать технологию по получению гидроксиапатита до стадии коммерциализации.

— ОМ: На этой стадии мы закупили лабораторное оборудование для получения этого материала, арендовали помещение для проведения работ.

По рекомендации Торговой промышленной палаты Саратовской области в лице начальника аналитического отдела  Влащевского А.Я. мы приняли участие в Саратовской III Межрегиональной научно-практической конференции. Там к нашему проекту был проявлен интерес со стороны правительства Саратовской области и представителя ИЦ «Сколково».

Что вы посоветуете молодым инноваторам и предпринимателям?

— ОМ: Я посоветую не бояться идти вперед. Работать и работать, вот что нужно.

— АВ: Во-первых, инновация может и не быть инновацией вовсе. Надо понимать поставленную цель, и какую пользу это принесет соседу.

Нужно как можно больше познавать. Познание с одной стороны хоть и приумножает печаль, но, с другой стороны, есть радость. Когда ты видишь, что ты прав и сделал это,  хотя и не первый — это все равно приносит удовольствие. Инноватор не должен быть сухарем, он не может быть сухарем, он должен пространственно мыслить, выходить за рамки горизонта событий и быть романтиком.

 

Беседовала Маргарита Букесова. Специально для Делового Саратова.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: