Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Елена Голованова: «Модно то, что Вам к лицу!..»

Елена Голованова: «Модно то, что Вам к лицу!..»

В преддверии весны, как никогда, хочется преобразиться. Перемен требуют не только душа и тело, но и гардероб. А что может быть лучше, чем наряд, изготовленный специально для вас с учетом любых капризов и пожеланий? «Деловой Саратов» встретился с художником-модельером, директором Ателье №1 Еленой Головановой и поговорил с ней о тонкостях швейного искусства.

— Елена, Вы уже говорили о том, что с детства мечтали стать художником. Потом Вы окончили художественное училище… Как любовь к изобразительному искусству привела Вас в мир моды?

— В детстве я не совсем понимала, что такое модельер. Мне просто нравилось рисовать вообще все: принцесс, цветы, солнце, дома и т.д. Наверное, как и любая девочка, я любила шить наряды своим куклам; не всегда хорошо получалось, но меня это не расстраивало. К тому же моя бабушка была модницей: она ходила в ателье шить платья, и пока с ней занимались примерками, я копалась в коробках с лоскутами. Мне все это безумно нравилось и казалось очень интересным! Наверное, так все и сложилось вместе.

— А когда Вы стали профессионально заниматься моделированием одежды?

— Сразу, как окончила художественное училище. Первым местом, куда я пришла работать, стал салон «Стиль». Туда я устроилась на должность художника-консультанта. Мне хотелось работать именно с модельерами, принимать заказы, что-то придумывать… Хотя придумывать тогда не разрешалось, поскольку было четко установлено, что можно делать, а что – нет. Направление самого салона диктовало определенные условия.

— В чем была особенность этого салона?

— Там выставлялись лучшие работы художников-модельеров Саратова и Саратовской области. На них уже были отработаны лекала, подобрана ткань и рассчитано ее количество. Человек, который приходил в салон, мог выбирать из предложенных моделей, размеров и ткани. Клиент мог прийти и со своей тканью, но в то время в продаже почти ничего не было, поэтому использовались, в основном, ткани, которые предлагал салон.

В те времена «Стиль» в Саратове был первым и весьма передовым заведением мира моды. Сама идея выставочного зала была новой. Это было нечто среднее между магазином и ателье. Вещи были очень неординарны и интересны.

— Что было особенно интересным?

— Например, мы все носим джинсы, и каждому понятно, что это такое. А есть вечерние платья, которые наденет не каждый и не всегда. Сегодня мы четко знаем, что в одной ситуации мы наденем джинсы, в другой – деловой костюм, а в третьей – вечернее платье. Также мы понимаем, что где-то мы можем быть в длинном платье со шлейфом, вышивкой и т.д.

В то время вообще никто не представлял, что надеть вечернее платье – прилично. Это считалось буржуазными замашками. В 80-е гг. у людей было мало денег и дефицит почти во всем, поэтому радовались тому, что есть. И, вдруг, появляется такое! Тогда это был европейский уровень, абсолютно необычные для нас вещи. Ручная вышивка с бусинами и без, воздушная аппликация, сложный крой – все, что наши художники видели в коллекциях именитых мастеров, французских и итальянских модельеров, они старались перенести в нашу страну и город. Люди приходили в выставочный зал, как в музей, и с изумлением восклицали: «Разве такое может быть?!»

— Расскажите, какие вещи там были выставлены?

— В основном, классические, изысканные наряды. Они были рассчитаны не на молодежь, а на «женщин элегантного возраста» (так называлось это направление). Мы же понимаем, что элегантный возраст не ограничивается какими-то конкретными цифрами. Его рамки определяются состоянием души и ситуацией, в которой ты находишься в этой одежде. Мы выставляли коктейльные платья, деловые костюмы, вечерние наряды, мужскую одежду.

— Направление салона «Стиль», действительно, было передовым для Саратова того времени. Почему тогда, как Вы сказали, воплощать собственные творческие идеи не разрешалось?

— Я думаю, дело в том, что, создав такую концепцию, от нее просто боялись отступать, чтобы не испортить. Поэтому и моя работа была, в большей степени, исполнительской.

Когда стал меняться сам салон, то и авторы стали более уверенными в себе. Тогда мы могли складывать элементы из разных моделей, появлялось какое-то разнообразие. Постепенно мы стали принимать заказы от населения, это могла быть любая модель, которую пожелает сшить клиент. То есть постепенно деятельность салона расширилась.

— Можно ли быть художником-модельером, но при этом плохо шить?

— Шить можно плохо, но при этом надо хорошо знать технологию и конструирование. К примеру, можно делать кривую строчку, но знать, где и как эта строчка проходит, как построить лекала, как сделать раскладку, как поведет себя ткань. Не зная технологии и конструирования, можно быть художником, но не модельером, то есть человеком, который создал только образ. Но если художник не может объяснить мастеру, как это сделать, мало что хорошего получается. Либо конструктор должен быть настолько сильным, что сумеет воплотить образ, созданный художником. Однако, это уже модельер-конструктор, а не просто конструктор. Другими словами, это могут быть два специалиста, два человека.

— Можете ли Вы привести примеры из истории моды, когда происходил переворот в тенденциях из-за случайных (а порой, и безумных) идей модельеров-художников?

— Яркий пример – Коко Шанель и ее маленькое черное платье, а также – брючный костюм, который тоже ввела в моду именно она. Был переломный момент, когда появились лекала женских брюк. К. Шанель нравилось наряжаться в мужские костюмы: они шли ей и были удобны, в сравнении с длинной юбкой. Понятно, что женская и мужская фигуры различны, поэтому сначала брюки подгонялись под себя, корректировались.

— Многие ли сегодня прибегают к услугам мастеров швейного дела?

— Одежду на себя шили всегда. Однако раньше основное внимание уделялось не столько качеству пошива, сколько уникальности: изделие должно быть не таким, как у всех, например, короче или с более глубоким вырезом, из новой необычной ткани. Главным было стремление к нестандартности, а то, как вещь выполнена, уходило на второй план. Сегодня, как эксклюзивность, так и качество выполнения стоят на первом месте.

Всегда есть люди, которые шьют одежду по необходимости, например, имея нестандартную фигуру или другие проблемы. Есть те, кто принципиально не покупает одежду в магазине, поэтому заказывает ее в ателье. Сегодня люди хотят отличаться от других. Когда-то было модно иметь одинаковые вещи, из серии: «Я хочу быть, как Света, Света, как Катя, Катя, как Оля». Сейчас это не приветствуется, и ситуации, когда встречаются две девушки в одинаковых платьях, неприятны, особенно если это происходит на каком-либо серьезном мероприятии с большим количеством гостей. У нас много таких заказчиков, которые шьют наряд для конкретного «выхода», чтобы уж точно не оказаться в неловкой ситуации.

— Насколько выгоден этот бизнес?

— Мне нравится это дело. Надо любить свою работу и своих заказчиков, тогда все получится. Со многими клиентами отношения становятся почти дружескими. Я начинаю лучше чувствовать заказчика, он – больше доверять мне. Такое понимание приходит со временем. Поэтому могу сказать, что выгодно заниматься тем делом, которое любишь и хорошо знаешь.

— Есть ли у Вас любимые модельеры, на кого бы Вы хотели равняться?

— Конечно, есть. Больше половины итальянцев и французов. Та же классика: Диор, Шанель, Иссей Мияки. Из отечественных, например, Андрей Шаров, Игорь Чепурин. Мне нравится их стиль, умение создать образ, кропотливость в отделке, гармония самого изделия, способ подбора ткани. Сколько бы мы ни говорили о деталях, это все равно общий образ. Меня впечатляет способность создать гармоничную красивую картину, самодостаточную, не вульгарную, не вычурную, не чрезмерную, и вместе с тем непростую, непохожую ни что больше. В таких произведениях виден почерк. Это искусство.

— Как человек, который находится в центре модных событий, расскажите, каковы модные тенденции на весну этого года?

— Весна от зимы всегда отличается. Это нечто более легкое, светлое, нежное, воздушное. Общие тенденции модного направления есть всегда, и к ним все равно нужно прислушиваться. Наиболее переменчива цветовая гамма. В этом году снова входят в моду очень нежные, пастельные тона, а также все оттенки синего, голубого, бирюзового и зеленого. В некоторых модных журналах эти цвета сравнивают с морской, океанской волной. На самом деле такие цвета весьма многогранны и имеют очень много оттенков. Также уместными будут нежно розовые, бледно-сиреневые, лимонные цвета.

Естественно, белый. Это всегда актуально. Можно сшить белое платье, и оно никогда не выйдет из моды. Также уместен контраст черного с белым и варианты красного, насыщенного синего и зеленого.

Золото и серебро тоже актуальны. Конечно, надо понимать, в какой ситуации и сколько этого должно быть. Например, могут быть золотые туфли и золотая сумка или золотые аксессуары, но тогда платье или костюм должны быть более спокойными, являясь фоном для ярких элементов.

Вопрос «Что модно?» звучит часто. Я всегда отвечаю, что, в первую очередь, модно то, что вам к лицу. Сначала мы должны смотреть на себя: если в моде розовый цвет, но он нам совершенно не подходит, его не стоит использовать в гардеробе. Нужно понять, что идет вам, а потом уже в соответствии с этим определиться: что из модных тенденций вы можете себе позволить. Должно присутствовать чувство вкуса, тогда все складывается само собой.

Специально для Делового Саратова. Кристина Фомина.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: