Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Ольга Долинина: Найти себя в AйТи

Ольга Долинина: Найти себя в AйТи

Заниматься интересным делом, и при этом еще и хорошо зарабатывать – мечта каждого. При этом не многие догадываются, что подобного рода мечты могут стать реальностью. Главное – правильно подойти к выбору своей профессии. О самой востребованной сегодня сфере на рынке труда – информационных технологиях – а также о том, как можно сменить профессию уже во взрослом возрасте Деловому Саратову рассказала декан МФПИТ СГТУ имени Гагарина Ю.А., заведующая кафедрой «Прикладные информационные технологии» Ольга Долинина.

— Ваш факультет, пожалуй, как ни один другой, тесно сотрудничает с бизнесом: сотрудники и студенты работают с целым рядом международных компаний. Расскажите об этом подробнее.

— Дело в том, что обучать информационным технологиям, не прибегая к непосредственному участию IT-бизнеса, невозможно. К тому же наш вуз готовит кадры для конкретного бизнеса, а порой – и для конкретной компании. Особенность такого бизнеса в том, что это «молодой» бизнес. Раньше основная масса сотрудников IT-компании была моложе 35-ти лет, сегодня эта возрастная планка уменьшилась до 25-ти.

Часто случается так, что человек оканчивает университет и только после этого начинает думать о том, куда бы пойти работать. Так вот в сфере информационных технологий такая ситуация не пройдет. Ты должен очень быстро определиться, кто ты в этом бизнесе, и уже на втором-третьем курсе идти работать. Для этого тебя должны научить тем вещам, которые нужны бизнесу, а не теоретическим представлениям.

— То есть на практике?

— Даже не на практике, а практическим вещам. Это другая история. Именно поэтому преподавать и готовить высококвалифицированные кадры без четкого взаимодействия с бизнесом в нашей области невозможно.

— Как происходит такое сотрудничество?

— Разными путями. Во-первых, большинство преподавателей МФПИТ является сотрудниками крупной IT-компании. Такие преподаватели не только читают практически-ориентированные курсы, которые нужны этой компании, но и приглашают студентов на стажировки, на практику, на выполнение дипломных, курсовых проектов.

Есть и другая форма, когда известные IT-компании сами проводят занятия на нашем факультете. Так, читаются наиболее профессиональные курсы, связанные с базами данных Oracle, с надежностью программного обеспечения в том числе с тестированием, объектно-ориентированное программирование. Это самое необходимое ядро, которое нужно сегодня современным специалистам.

— Как часто приходится менять учебный план?

— Каждый год. IT — очень динамичная сфера. Посмотрите на мобильные телефоны, смартфоны: сейчас в каждой новой серии – новые функции, новые возможности, новые технологии, следовательно, нужна разработка новых приложений. Этот бизнес супер активный.

— Насколько сложно постоянно «держать руку на пульсе»: быть в курсе всех новинок и потребностей этого рынка?

— Мы работаем вместе с IT-бизнесом, вместе со специалистами известных компаний Microsoft, Hewlett Packard, Autodesk, Cisco и другими . Мы разрабатываем не только новые учебные планы, но и контент для них. Поэтому совсем несложно. В этом и состоит суть нашей работы.

— С какими конкретно компаниями Вы работаете?

— Очень плодотворно мы сотрудничаем с NetCracker. Как раз их представители у нас ведут курсы по Oracle, а руководитель одной из структур компании является нашим доцентом. Он работает со студентами с их первого курса. И, уже начиная с самых основ информатики, по-другому читает эти курсы.

Компания NeoFlex также участвует во всех наших мероприятиях, проводит мастер-классы по различным направлениям. Очень много студентов каждый год уходит на практику в эту компанию.

Также есть целая группа компаний, которая в Саратове занимается разработкой компьютерных, мобильных и трехмерных игр. Сегодня это вообще особенная сфера. Мы – единственный факультет, который сегодня в городе вообще этому учит. Существует масса небольших компаний, которые также берут наших ребят на практику, более того, почти все эти компании возглавляются нашими выпускниками.

Я повторюсь, но этот бизнес очень молодой, нельзя терять время. В 25 вы должны стать уже руководителем. Если вы ни кем не стали в 25-30, значит, надо уходить. Просто вы не тот бизнес выбрали.

— Какой процент компаний, с которыми вы работаете, являются российскими?

Достаточно большой. Например, NeoFlex – изначально российская компания. NeoFlex занимается разработкой программного обеспечения для банковской сферы — такой банковский интегратор. Здесь, в Саратове, у компании очень большое подразделение.

— Остальные, как правило, международные?..

— Понимаете, какая история. Например, существует большая международная компания, потом ее руководители понимают, что Россия готова дать огромное количество заказов для развития информационных технологий. И она (компания) выделяет структуру, которая занимается только российскими контрактами. Так работают многие компании.

— Не получается ли так, что российские талантливые специалисты работают на иностранные организации, развивая не отечественный рынок, а иностранный?

— Нет. Сейчас IT-бизнес сам по себе международный. Поэтому можно сидеть в Саратове и писать софт для другой страны. Можно находясь в Австралии и Канаде, писать программное обеспечение для России. Сейчас вообще не существует границ в этом бизнесе. В нем работают все, кто может работать и какая разница, в какой стране ты находишься? Это бизнес, никакой политики.

— Как Вы считаете, российские специалисты больше выполняют заказов для иностранных компаний или наоборот?

— Мне трудно судить, у меня нет этой информации, но мы должны понимать, что российский IT-бизнес в мире пока не доминирует. В этой сфере уже давно лидирует Индия. Их оффшорное программирование широко известно, и практически в любой международной компании, такой, как Microsoft, Hewlett-Packard, Cisco и т.д., работает огромное количество индусов. А вот славян – пока не так много.

— Почему?

— Прежде всего, недостаточное знание английского языка. У индусов он родной, а у нас его по-прежнему знают немногие. Мы, конечно, стараемся вводить новые курсы английского, чтобы ребята могли интегрироваться и работать в любой компании, но должно пройти время, чтобы такие усилия дали соответствующие плоды. И еще один фактор: стоимость труда у нас выше, чем в Индии. Это тоже влияет.

— В рамках нашей страны стоимость такого труда также различается…

— Да, стоимость труда саратовского программиста гораздо ниже, чем московского или питерского, поэтому многие крупные компании стали переносить IT-бизнес в регионы. Опять же ничего личного — просто бизнес. Скажем, если здесь труд программиста стоит энное количество рублей, то аналогичный труд в Москве стоит в два-три раза дороже. Понятно, что компания снижает издержки и переносит бизнес в регион.

— Кто выигрывает от этого?

— Для регионов это плюс, возможность для молодежи устроиться на хорошую работу. Но я бы сейчас не говорила ни про какую «утечку мозгов». Сейчас не то время. Наша страна тоже дает много хороших возможностей. Информационный бизнес, повторюсь – международный бизнес. То, что ребята имеют возможность пробовать свои силы и выбирать между конкурирующими российскими и международными компаниями, это здорово. Пусть выбирают и пробуют себя.

И даже если ты сейчас работаешь в международной компании, где пишешь какой-то проект для Европы, завтра эта же компания будет делать проект для России. Сегодня ведется много совместных разработок с международными компаниями, и я надеюсь, будет вестись и в будущем, потому что информационные технологии – это то, что требует постоянного развития.

— Вы отслеживаете судьбу своих выпускников? Куда они устраиваются работать: в другие города, страны, остаются в Саратове?

— Да, отслеживаем. Большинство программистов начинают свою карьеру с саратовских компаний, точнее даже с тех, представительства которых есть в Саратове. Это могут быть те же иностранные или столичные организации. После Саратова наши специалисты идут дальше: кто-то переезжает в Москву, возможно продолжая работать в той же компании, но переходя в Московское подразделение или Питерское. Есть ребята, которые уезжают выполнять контракты в Европу, потом возвращаются и выполняют другой контракт.

— То есть на определенное время, а не на постоянное место работы, как привычно нашему сознанию?

— Да, сегодня мы делаем проект здесь, завтра – в другом месте, в другой стране. Таковы особенности IT-бизнеса, он контрактный. При этом я могу сказать, что наметился сдвиг центра информационных технологий из Москвы в Питер. Сегодня Петербург дает больше профессиональных кадров и больше возможностей для развития IT. Множество международных компаний имеет там свои подразделения. В Питере также очень много отдельных университетов в области информационных и коммуникационных технологий. Многие наши выпускники уезжают туда.

— Это программисты, а как обстоят дела с выпускниками других специальностей вашего факультета?

— Что касается выпускников, занимающихся компьютерным дизайном, или дизайном компьютерных игр, они также сначала пытаются начинать карьеру с Саратова, а потом выбирают креативные компании Москвы и Петербурга.

Некоторые уходят во фриланс. Знаю многих, кто успешно отработал по 5-7 лет в крупных компаниях, а потом перешли на фриланс, посчитав, что им это удобно. Они могут себе позволить работать в том ритме, в котором хотят, жить там, где хотят. В АйТи фриланс активно развивается.

— А как руководители столичных компаний узнают о вас, или вы сами на них выходите?

— С большинством крупнейших компаний, которые есть в России, у нас уже наработаны связи. Кроме того, существует конкурс «Цифровой ветер», который поддерживается большим числом крупнейших системных интеграторов и компаний. Они знают о наших выпускниках, приезжают к нам, проводят мастер-классы, тренинги, отбирают хороших ребят, делают им предложения. Я считаю, что это здорово, когда молодежь имеет возможность с первых дней своего нахождения в профессии (и даже еще в процессе обучения) выбирать, куда пойти работать: остаться ли в родном городе или уехать в столицу. При этом, конечно, нужно обладать хорошими знаниями.

— Вот Вы говорите о том, что это очень молодой бизнес, и в 20 с лишним лет нужно четко представлять, что ты хочешь. Однако студенты приходят в вуз в 17 лет. Вряд ли в этом возрасте молодые люди могут совершить осознанный выбор своей будущей профессии… Или я ошибаюсь?

— Да, когда «вчерашние» школьники поступают в университет, мало кто из них представляет, чего хочет. За редким исключением. Например, в СГТУ есть детская компьютерная школа, и дети, которые ее закончили, к 17-ти годам вообще все про себя понимают в профессиональном смысле. Они уже на собственном опыте попробовали самые разные технологии и поняли, что им близко: виртуальные 3d-технологии, Java-программирование или компьютерные игры.

— Но не все же приходят из компьютерной школы…

— Но их больше 350-ти детей – это немало для нашего города. Дети, которые приходят из обычной школы или из других регионов, сельской местности, конечно, с трудом понимают, чем именно им заниматься. Единственное, что они знают: IT-бизнес – это увлекательно, и надо пробовать. А дальше – наша задача, чтобы они к первому-второму курсу поняли себя в профессии, попробовали себя в работе в каких-то компаниях.

Возможности ведь у ребят разные. Кто-то отправляется на практику в компании, занимающиеся распределенными решениями, кто-то в те, где занимаются компьютерными играми. Кто-то идет в компании, которые работают с банковскими системами и телекоммуникациями. Наша задача – чтобы студенты не позже третьего курса уже все про себя понимали.

— У вас какой-то принципиально другой подход к обучению, нежели у похожих факультетов Саратова?

— Мы были созданы с одной целью: изменить методику преподавания информационных технологий и перейти от теории к практике. Поэтому все наши курсы заточены под конкретную технологию бизнеса. Конечно, в наших учебных планах есть и математика, и дискретная математика, и физика – все, что положено по стандарту. Но все, что касается IT, мы читаем по-другому: мы сразу даем конкретную технологию.

Например, если у нас есть курс объектно-ориентированного программирования, студент владеет языком Java (может писать на нем, сдать авторизованный тест). Если это технологии создания распределенных приложений баз данных, то студенты изучают технологии Oracle, разрабатывают приложения, и почти каждый курс идет сдача авторизованного экзамена на сертификат вендора (производителя программного обеспечения) Microsoft, Hewlett, Oracle или другой компании, с которой курс согласован. Это просто другой стиль преподавания. Я ничего не хочу сказать ни о ком другом. Мы просто другие.

— А как на счет курсов? Например, я захочу сменить профессию, могу прийти к Вам учиться?

— Если, скажем, какое-то количество лет назад, когда я еще была студенткой, тогда IT-бизнес был для избранных. Это точно. Если ты ничего не понимаешь в математике, ты даже близко можешь сюда не подходить. Потому что программисты – это были, в прямом смысле слова, люди в белых халатах. Они работали на огромных вычислительных машинах. Сейчас, наверное, каждый может найти себя в IT. Можно не быть супер-математиком, главное – желание. Не обязательно быть разработчиком программного обеспечения, можно стать классным специалистом по 3D-графике, компьютерной анимации. Все технологии сейчас доступны и есть прекрасные программы подготовки.

С 1998 года мы работаем в области профессионального образования взрослых. В годы экономического кризиса у многих возникла потребность в переквалификации. Если вы решили поменять профессию, и, грубо говоря, что-то умеете делать на компьютере, то у вас есть два варианта. Первый, когда вы поняли, что хотите заниматься чем-то другим. Для этого есть комплексные курсы: подготовка программистов, аптэковские международные программы (Aptech – авторизованный учебный центр, — прим. ДС), которые ведут к получению аптэковского диплома о высшем образовании. Сюда приходят взрослые люди, и мы без всяких физик, математик и физкультур читаем только IT-курсы. За два года можно освоить эту программу и начать работать. Есть также двухлетняя программа, которая называется «Арена-мультимедия», для подготовки специалистов по компьютерному дизайну: дизайн-полиграфии, анимация, 3D-моделирование, 3D-анимация, цифровое видео, обработка звука и т.д.

Второй вариант — большое количество коротких курсов. Например, вы хорошо знаете технологии Java, а теперь хотите разобраться с ADO.NET –технологией. Или хотите создавать интернет-магазины, или изучить администрирование компьютерных сетей. Можно прийти и изучить какой-то конкретный курс. Это все программы для взрослых.

— Большой ли спрос на эти программы?

— Больше всего они востребованы среди студентов последних курсов всех вузов нашего города. Дело в том, что не все виды бизнеса готовы обеспечить работой выпускников. А сфера IT пока готова. Притом в этой области потребность в кадрах даже выше, чем количество выпускников.

Приходят и взрослые, которые что-то умеют, но хотят развития. Скажем, у всех есть фотокамеры, и редко кто не считает себя профессиональным фотографом. Однако часто бывает так, что если вдруг, вы решите зарабатывать на этом, то выяснится, что вы вовсе не профессионал. Цифровой камерой надо владеть и нужно не только качественно снимать, но и обрабатывать фотографии. Вот курс по обработке цифровой фотографии очень популярен.

Настоящий бум – это 3D -графика. Посмотрите сами – сегодня все фильмы и мультипликация соревнуются в 3D-графике. Я думаю, эта область будет активно развиваться следующие десятилетия. Для этого просто нужны новые руки. Есть масса интересного. Например, мы сейчас работаем с музеем Радищева, и уже в октябре планируем показать серию живых картин. Это новые музейные технологии, когда можно картину посмотреть изнутри.

— А можете ли вы что-то предложить бизнесменам?

— Прежде всего, бизнесу нужен хороший интернет-ресурс, который будет помогать продажам. И здесь есть несколько подходов. Первый: иметь собственную команду, которая разработает такой ресурс. Это могут позволить себе крупные компании, потому что хороший сайт должен жить, развиваться, его нужно каждый день обновлять.

Второй – заказать сайт в профессиональной компании, а поддерживать и осуществлять информационное наполнение своими силами.

Есть и третий подход, как правило, начинающих бизнесменов. И, по мне, он абсолютно неправильный. Когда нужно сделать сайт, и его заказывают условно за 3 рубля и 2 копейки неопытному студенту, и тот пишет то, что может написать. В итоге сайт не дает нужного эффекта, наступает разочарование, и компания так и приходит к одному из выше названных вариантов.

Видите, прошло всего несколько лет, а это информационные технологии стали стандартом de facto. Недавно только все осваивали word, excel, электронную почту, а сегодня компании стараются взять в свой штат профессиональных специалистов в этой области. И порой компания вовсе не ИТ-направленности хочет именно профессионального «айтишника». Потому что тенденции таковы, что руководители не желают тратить средства на образование своих сотрудников – куда проще приобрести готового специалиста. И здесь мы – очень востребованы. Ведь мы практики, мы ориентированы на бизнес.

Беседовала Кристина Фомина.

Специально для Делового Саратова.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: