Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Дмитрий Янин: люди смогут возвращать в магазины купленные в кредит товары

Дмитрий Янин: люди смогут возвращать в магазины купленные в кредит товары

В осеннюю сессию Госдума рассмотрит законопроект о дополнительных гарантиях защиты прав потребителей. Он предполагает, что заемщик сможет без ущерба для своего кошелька в течение 14 дней расторгнуть кредитный договор, заключенный в магазине или салоне на покупку товара или услуги. Об этом в интервью «Российской газете» рассказал председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин.

 

— Многие поддаются эмоциям и, не имея денег на дорогую покупку, оформляют кредит. По закону, вернуть можно любой товар в течение двух недель. Но это не распространяется на вещи, взятые в кредит. Почему?

Здесь есть несколько нюансов. Во-первых, в кредит продается много невозвратных товаров. Например, мобильные телефоны. Во-вторых, даже если товар и можно вернуть, магазинам не выгодно терять бонусы, которые они имеют от банков. Формально покупатель может погасить кредит. Но где взять деньги?

Поэтому поправки в Закон «О защите прав потребителей» — крайне важная и социально полезная инициатива. Предполагается, что покупатель сможет обменять или вернуть непродовольственный товар, если он был куплен в кредит, в течение 14 дней и расторгнуть договор займа. Банк не вправе будет требовать проценты с покупателя.

А дальше кредит магазин должен в течение двух недель закрыть перед банком. Потому что у магазина договор с банком, и он должен решать эти вопросы без привлечения потребителя.

Магазины будут сами возвращать кредиты покупателей банкам после возврата купленного товара.

— Будет ли это распространяться на невозвратные товары?

Если законопроект будет принят в той редакции, в которой предложен, эта норма будет распространяться на любые товары, купленные за счет кредита.

Янин Дмитрий Дмитриевич

Председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей

Родился 10 марта 1974 года.

В 1997 году окончил магистратуру Московского государственного университета коммерции. Имеет степень МВА.

С 1995 года работал экспертом в Международной конфедерации обществ потребителей. С 1997 года — директор конфедерации. В 1999 года был назначен на пост исполнительного вице-президента. С 2002 года возглавляет правление КонфОП и входит в его высший координационный Совет.

— Сейчас процедура банкротства физического лица стоит около 100 тысяч рублей. Немало, учитывая, что человек и так весь в долгах. Как снизить эту сумму?

Необходимо отменять обязательность публикаций в коммерческой газете сообщения о банкротстве и привлечения арбитражного управляющего. Стоимость его услуг в Москве начинается от 50 тысяч рублей. Плюс около 7 тысяч надо заплатить за публикацию в газете.

Я понимаю, когда публикуются сведения о банкротстве компаний. К их деятельности привлечены разные люди. Но зачем афишировать финансовое положение простых граждан? Есть бюро кредитных историй, которые собирают информацию о должниках.

Почему обязателен финансовый управляющий? Почему нотариус не может составить заявление на банкротство и помочь человеку собрать все необходимые документы? Все эти меры могли бы удешевить банкротство и сделать его доступным для граждан.

— Почему не работают страховки, которые сейчас входят в комплект документов, подписываемых при заключении кредита? В них же говорится, что если заемщик теряет работу, кредит заплатит страховая компания.

Это абсолютно бесполезные страховки. Чтобы понять, что это не страховка, а, по сути, дополнительный сбор, нужно сравнить, сколько страховые компании собирают по этим навязанным страховкам и столько отдают. Вот соотношение сборов и выплат — 10:1.

Когда банки продают продукт, они говорят, что потеря работы означает, что гасят долги страховщики. Потом выясняется, что не во всяком случае вы имеете право на возмещение.

Компания, например, должна обанкротиться. А если она не банкротится, то вы уже не подпадаете под действие страховки. А некоторые страховые компании в своих продуктах исключают выплаты, связанные с осложнениями из-за здоровья или беременности.

235 тысяч рублей — такова в среднем кредитная задолженность перед банками российской семьи.

То есть если вы взяли банковский кредит, а потом забеременели и что-то пошло не так и вы вынуждены из-за проблем со здоровьем оставить работу, то никакая страховка вас не защищает уже. В таком же положении и ВИЧ-инфицированные.

Но это же ужасная дискриминация! Никто же заранее не знает, что с ним случится. И не проблема человека, если он взял кредит, а затем заболел. Ему помогать вылечиться надо, а не вгонять в могилу.

Мы эти вопросы постоянно поднимаем перед Банком России. Нужно удалять с рынка те продукты, которые обществом признаны аномальными.

— Есть ли возможность отказаться от страховки во время заключения кредитного договора?

Если отказаться перед подписанием договора, то банки могут кредит и не выдать. Без объяснения причин, как они это зачастую делают.

Можно, кстати, отказаться после выдачи кредита. У заемщика такое право есть. В течение двух недель он может это сделать.

Но банки же у нас умные. Купите, говорят, у нас не индивидуальный полис, а присоединились к нашей программе коллективного страхования.

В чем разница? В этом случае вы уже не имеете права расторгнуть договор страхования.

— Но при заключении кредитного договора человек может попросить, чтобы с ним оформили индивидуальный страховой полис, который потом можно расторгнуть?

Во-первых, у нас пока еще мало людей, которые вообще знакомы с таким нюансом, как коллективная страховка. И когда человек оформляет кредит, он особо и не вчитывается в то, что ему дают на подпись.

А во-вторых, даже если заемщик и разбирающийся, то банк ему скажет, что в случае подписания индивидуального договора страхования кредит будет стоить уже не 11 процентов, а 20. В США и в Великобритании такие связанные страховки были просто запрещены. В Великобритании пошли дальше — они обязали ранее собранное вернуть. Установили срок, в течение которого человек имеет право обратиться за возвратом денег. Сейчас уже больше 29 миллиардов фунтов вернули людям.
И у нас нужно срочно вносить изменения в законы и предоставлять людям право выходить и из коллективных договоров страхования, если они передумали и не хотят в них участвовать.

— Часто товары и услуги сомнительного качества навязываются пожилым людям. Да еще в кредит под высокие проценты. Не пора ли уже решить эту проблему?

Прежде всего сами покупатели должны помнить: то, что вы купили дома у проходящих по квартирам «коробейников», вернуть не получится. Даже если вы купили за наличные, Закон о защите прав потребителей не распространяется на покупки, сделанные вне магазинов. Это законодательный пробел. Полностью с вами согласен: он требует заполнения.

— Но где найти «коробейников»? Они пришли, «впарили» «чудо-порошок» и растворились…

К сожалению, так и есть. Но так называемый квартирный сетевой маркетинг — не единственный способ продать ненужные товары по баснословным ценам. Всевозможные рассылки о чудодейственной косметике, помогающей вернуть молодость, о бесплатном массаже, лечении сердца и сосудов — все это методы нечистоплотных на руку торговцев. А доверчивых людей у нас много. И это не только пожилые граждане.

13,2 триллиона — столько россияне уже заняли у банков, размер просроченной задолженности снижается.

— Таких продавцов привлекают к ответственности?

Крайне редко. Только когда дела оказываются резонансными с большим числом пострадавших. Правоохранителям ведь нужно доказать факт мошенничества. А люди, которые привыкли обманывать и делать деньги из воздуха, они не только беспринципные, они прежде всего умные и изобретательные. И у них хорошие юристы. И даже если дело дойдет до суда и будет принято решение вернуть деньги обманутым людям, судебные приставы просто не смогут их взыскать. У компаний, которые занимаются надувательством, ничего за душой нет.

— К тому же, чтобы обезопасить себя от уголовки, они продают безобидные травки под видом чудо-пилюль…

Я бы сказал, что они занимаются «безобидным» ограблением. Человек от сушеной петрушки или укропа, которые ему продадут по цене золота, не отравится. Но после того, как банк начнет забирать у пенсионера 50 процентов пенсии в счет уплаты навязанного кредита, у человека может случиться не только нервный стресс, но и инсульт, и инфаркт или развиться серьезный недуг.

Чтобы расплатиться с такими кредитами, люди начинают сначала одалживать деньги у родственников, друзей, а потом идут к ростовщикам. Как правило, если человек попадает в такую долговую спираль, он из нее не выходит. Он с ней может жить несколько месяцев, потом он попадает к коллекторам. И это еще больший стресс. Такие кредиты — это опасный, токсичный продукт, его не должно быть на рынке.

— Так надо запретить банкам кредитовать продажу «обманных» товаров!

К сожалению, в подобных аферах участвуют и крупные банки. Они прекрасно понимают, что делают сомнительные бизнесмены. Но прибыль решает все.

Возможно, нужно предусмотреть для них серьезную ответственность за участие в подобных сделках. Крупные штрафы, иную административную или даже уголовную ответственность. Или как вариант: продавец исчез, тогда покупатель товара или услуги в кредит может в течение 14 дней вернуть вещь непосредственно организации, которая выдала кредит. Или вообще запретить банкам кредитовать продажи вне стационарных магазинов, медицинских учреждений и салонов связи.

Источник: Российская Газета

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: