Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Дмитрий Кубанкин: «История — это процесс, в котором все мы задействованы»

Дмитрий Кубанкин: «История — это процесс, в котором все мы задействованы»

Исторический парк «Россия — моя история» на Ильинской площади открыл свои двери для посетителей менее года назад. Но уже сегодня парк претендует на то, чтобы стать одним из символов Саратова. Просторный, современный музейный комплекс может служить «живым учебником», рассказывающим об истории России и нашего региона с древнейших времен до начала 21 века.

О том, как создавался исторический парк в Саратове, о важности правильной оценки исторических фактов и роли мультимедийных технологий в музейном деле мы поговорили с директором саратовского парка «Россия — моя история»  Дмитрием Александровичем Кубанкиным.

— Дмитрий Александрович, какова история создания исторического парка в Саратове? Как правильно называть этот выставочный комплекс — музей или парк?

Музеем он весьма условно называется по той простой причине, что в основе музея лежат коллекции. Наше учреждение сильно отличается от того, что мы привыкли видеть. Открылись мы 15 сентября 2018 года. В то время мы были 17-ми, всего планируется открыть 25 парков по стране. Каждый исторический парк выбрал свою историю. Идея появления здесь исторического парка принадлежит Вячеславу Викторовичу Володину. Когда парки начали появляться, стало понятно, что и Саратову такой необходим. Валерий Васильевич Радаев поддержал идею и взялся за ее реализацию.

Ночь музеев

Было решено, что это будет здание, специально построенное под данное учреждение. В некоторых городах пошли по принципу приспосабливания старой постройки. Здание исторического парка, которое было построено с нуля в центре Саратова, дополнило Ильинскую площадь, придало ей некую законченность. Раньше на этом месте стояло полуразрушенное многоэтажное здание общежития, представлявшее собой весьма плачевное зрелище. Здесь был длительный непростой процесс землеотвода, разборки старых строений, засыпки погребов. В итоге было построено довольно крупное здание площадью порядка 9 000 кв. метров. 5 000 кв. метров занимает территория вокруг исторического парка. Здесь есть парковка, которая может превращаться в место проведения мероприятий на открытом воздухе. Ночь музеев 18 мая показала, что вся эта территория может неплохо работать, как это было и на открытии в прошлом году.

— В этом году прошла первая ночь музеев в саратовском историческом парке. Какие у вас впечатления от мероприятия? Все ли удалось, что планировали?

Ночь музеев — это международная музейная акция. В качестве исторического парка, близкого к музеям, мы тоже приняли участие, как и наши коллеги из исторических парков в других городах России. Акция направлена на то, чтобы распространять знания и привлекать нестандартными формами подачи материала население в музеи, в данном случае — в исторический парк.

У нас очень хорошая посещаемость — за 8 месяцев более 85 000 человек посетили исторический парк. Это очень хороший показатель по посещаемости для Саратовской области. Но все же этого недостаточно для нашего города. Многие люди еще не знают о нас. Поэтому участие в Ночи музеев было в первую очередь возможностью рассказать, что мы есть, включить «сарафанное радио», чтобы люди передавали информацию о нас друг другу. Во-вторых, это был вызов, потому что пришло большое количество посетителей, и мы должны были понять, сколько людей мы можем принять, наладить этот процесс, потому что были большие потоки, была огромная очередь. Но мы постарались максимально эту очередь не задерживать, она быстро продвигалась, люди стояли в среднем около 20 минут, чтобы попасть бесплатно в исторический парк.

Выставка «Погружение. 1990-е»

Нашей задачей было не только показать экспозицию, но и показать, что исторический парк — это площадка, на которой можно транслировать разные идеи, представлять здесь различные коллективы. У нас было всё — начиная от оперных певцов и заканчивая кавер-группами, которые выступали с балкона и радовали публику, стоявшую в очереди. Были брейк-дансеры, можно было поиграть в денди на выставке, посвященной 90-м годам прошлого века, и многое другое.

Мы постарались показать, что история — это процесс, в котором все мы задействованы. Моя история, моя Россия, я — часть истории. Это очень важно, мы не должны быть отстранены. Поэтому мы вспомнили про 90-е годы. Кажется, что это было недавно, но это тоже уже история. Следующий вопрос — то, что я сегодня делаю — это тоже история. Попаду или влипну я в историю — это отдельный вопрос. Человек это должен сам для себя осмыслить.

Эти цели мы для себя поставили, и в целом мы их реализовали, а в некоторых случаях превзошли свои ожидания.

 

Ночь музеев в саратовском историческом парке «Россия — моя история»

— Если в музее история — это набор экспонатов, то в парке история преподносится в качестве набора фактов. Что есть история — факты или их оценка?

История — это наука, начнем с этого, чтобы про нее ни говорили. У нее есть методология, свои принципы, построение, которые неоспоримы. Наука немыслима без фактов и без их трактовки. Трактовки строятся на основании фактов. Есть такое понятие, как критика источника. Это основа науки. В археологии, как правило, источник — это то, что находится в земле, а в истории — письменные источники.

Мы понимаем, что просто прочитав, нельзя утверждать, что так и было, источники надо критиковать. Мнений может быть много. Принцип науки, в отличие от религии, заключается в том, что все должно подвергаться сомнению — зачастую это опровержение.

Другое дело, что мы часто рассматриваем патриотические моменты в учебниках истории. Это уже не совсем наука, это образование. Образование преследует сразу несколько целей. С одной стороны, просвещение, с другой стороны — люди должны почувствовать себя частью своей страны. Патриотизм — это не огрубление истории. Он заключается в том, чтобы показать на основании истории, что есть положительные и отрицательные уроки, и их надо усваивать. Но к сожалению зачастую история учит тому, что она никого ничему не учит. Проблема в людях, а не в истории.

Зачастую мы подменяем научные выводы домыслами. Здесь надо быть очень осторожным. Почему-то большинство людей считают, что в политике, истории и целом ряде подобных направлений они все замечательно разбираются. На бытовом уровне — да, но нельзя это переносить на область знаний в целом.

Есть факты, факты нужно постоянно подвергать сомнению, факты нужно интерпретировать, интерпретация бывает разная, но в основе должен лежать здравый смысл. Не всегда так получается.

— В историческом парке представлена классическая интерпретация исторических фактов?

Для того, чтобы сделать какие-то выводы, строить суждения, необходима первичная база данных. Учебник — это первичная база данных, где в сжатом виде дается определенный объем информации. Если в сжатом виде — значит, в упрощенном. Чтобы понять процессы, надо взмыть вверх. Но когда вы парите по верху, не видите деталей, и иногда это приводит к ошибкам. Тем не менее, учебник — это первичное осмысление, первичное накопление информации, после которой идет уже погружение в тему. Поэтому учебник — это всегда сжатый курс. Учебники тоже бывают разные, преследуют разные цели.

Исторический парк «Россия — моя история» построен на основе государственности. В основу взят принцип, что наша страна не может существовать без государства. Поэтому здесь изначально показана определенная роль государства. Ее можно по-разному осмыслять. Если вы пройдете по залам, то вы зачатую увидите цитаты, которые висят друг напротив друга и высказывают диаметрально противоположные точки зрения. Мы не представляем одну единую точку зрения. У нас есть подход с уровня государства, его нельзя отрицать, мы все в этом государстве живем, можно по-разному к нему относиться, но без него не было бы и нас.

Помимо экспозиции у нас есть дискуссионные площадки, где выступают разные исследователи, представляющие различные точки зрения. С одной стороны, парк не может быть набором одних фактов, с другой стороны, если фактов и бытовых деталей не будет, то трансляции одних идей недостаточно. Исторический парк — это комплекс фактов и идей.

— В чем заключается принципиальная разница между музеем и историческим парком?

— Парк отличается от музея тем, что в музей мы приходим для общения с предметом. Человек должен быть как-то подготовлен к этому общению, должен понимать, зачем он пришел, что это за предмет. Прямой информации в музее нет, она опосредована. Это культурный код, который складывается из разных элементов, и к нему подбирается ключ. К этому надо быть готовым.

Интерактивные экспонаты музея

Исторический парк в этом плане несколько проще. Здесь сразу дается информация, к сожалению или к счастью, предмета нет. Через современные мультимедийные средства передается поток информации. Это живой учебник истории. При этом музей и исторический парк должны друг друга дополнять, это принципиальная позиция. Человек, пройдя по историческому парку, видит разные периоды истории, погружается в разные темы, видит тут же региональную историю. После этого, получив определенный блок знаний, он готов ко встречи с предметами в музее.

Многие предметы из краеведческого музея, из музея боевой славы представлены у нас в цифровом виде.
Это некая база. Зачем она нужна? Для меня было поразительным, когда я узнал, что самые низкие результаты по ЕГЭ — по истории. Это говорит о том, что недостаточно той подачи материала, которая сейчас есть в школе. Люди в цифровой век хотят более объемной, яркой, зрелищной информации. Исторический парк призван дополнить музей и вместе они должны создать целостную картину истории.

— Какова главная привлекательная черта исторического парка для посетителей?

В стенах исторического парка используется современный подход, когда человеку должно быть максимально комфортно и уютно. У нас есть навигация, сувенирная лавка, кафе, места для отдыха, конференц-зал. Музейное пространство у нас встроено в общественное пространство. Этим мы от многих музеев, которые создавались раньше, отличаемся. Здесь достаточно пространства для развития. У нас проходит много мастер-классов, лекций. Они есть и в музеях, но у нас есть специально оборудованные для этого площадки. У нас проходят совещания советов при губернаторе, на самом высоком уровне.

Но главное, у нас проходят лектории по выходным дням. Люди бесплатно приходят на лекции и, кроме того, получают скидки на билеты. Первая лекция состоялась 8 марта на тему «Женщины Средневековья. Пламя страсти и костры инквизиции». Были лекции, посвященные Воскресенскому кладбищу. Прошли лекции об аутизме, рассказывающие о том, что аутизм — это не приговор, и эти люди живут среди нас.

На первом месте, конечно, посещение выставок, но оно дополняется различными интерактивными площадками. Кафе тоже является важным дополнением. Люди могут провести у нас весь день, покушать и дальше знакомиться с экспозицией. У нас современная система турникетов, штрих-коды. У нас даже смотрители — молодые ребята или люди среднего возраста, которые хорошо разбираются в современной технике. Мы стараемся максимально идти в ногу со временем.

— Какие значимые проекты были осуществлены за время существования парка?

Самый значимый проект для меня, который удалось осуществить без малого за год — это создание команды исторического парка. Как я говорю сотрудникам — это здание новое, и в него могут вдохнуть жизнь те люди, которые горят своим делом. У нас есть и очень опытные коллеги, но в основном коллектив очень молодой, который хочет добиться результатов, развивать себя. Для меня очень важно, что такая команда появилась. Мы работаем не по 8 часов. Люди и дома продолжают болеть этой темой, и в выходные, то есть они погружены в свою работу. Надеюсь, это наполнит жизнью наш парк.

Если говорить непосредственно о реализованных проектах, то для меня очень важна тема лекториев. Невозможно в экспозиции показать всё, представить всё разнообразие мнений. А специальный зал для лекций, и, конечно, специалисты, проводящие эти лекции, позволяют нам погрузиться в конкретные темы, раскрыть более широко информацию, представленную в экспозиции, представить разные взгляды на одну и ту же точку зрения, доказать, что история — это дискуссионный вопрос, который строится на фактах. Не стоит путать историю и политику. Если мы говорим об исторических процессах, понятно, что здесь разные мнения могут быть, и они у нас представлены.

Очень интересной оказалась встреча с представителями НКО «Ты не один». Они собирались стать нашими волонтерами и рассказывали о том, как живет человек с ограниченными возможностями в современном обществе, как с ним надо обращаться, как он воспринимает отношение к нему. Важно было для нас увидеть мир глазами человека с ограниченными возможностями. Наши сотрудники в течение двух часов проходили обучение. Я считаю, что это перевернуло сознание многих ребят, и наши проекты будут более ориентированы на людей с ограниченными возможностями.

Мы максимально стараемся включить городское пространство и выстраивать диалог с обществом и властью. Когда мы готовились к Ночи музеев, мы договорились с администрацией города Саратова о том, что будет пущен бесплатный автобус. Планировали, что он будет курсировать по основным музеям, создав «музейное кольцо», и люди смогут путешествовать из одного музея в другой. Это было оценено, и идея была воплощена в жизнь. Власти нашли средства, чтобы выделить данный маршрут. Мы видели, что автобусы были заполнены. Люди выходили из краеведческого музея, ехали до Радищевского, из которого направлялись к нам на Ильинскую площадь, далее маршрут проходил до Феденского музея и до музея Чернышевского, замыкая кольцо в краеведческом. Люди могли организованно путешествовать в Ночь музеев из одного учреждения в другое. Наша инициатива, таким образом, была поддержана городскими властями, а их решение — поддержано обществом, людьми, которые с удовольствием путешествовали из одного музея в другой.

— Какие проекты есть в планах?

У нас очень много проектов. Сам я занимаюсь Укеком, исторической реконструкцией «Один день из жизни средневекового города». Сейчас основным организатором наряду с администрацией города и областным правительством станет исторический парк «Россия — моя история» совместно с краеведческим музеем.

Мы много внимания уделяем тому, чтобы сотрудники не замыкались внутри нашего учреждения. Двери должны быть постоянно открыты на вход для посетителей и на выход для сотрудников для того, чтобы распространять информацию. Я надеюсь, что осуществиться проект, в соответствии с которым удастся включить исторический парк в масштабы города и области. Если каждый исторический парк сделает это со своей стороны, мы создадим огромное единое пространство внутри России.

Контент исторического парка настолько велик, что для подробного ознакомления с ним и изучения надо порядка 30-ти дней. Мы планируем разбивать экскурсии на тематические группы. Например, географическое путешествие по картам России, рассказывающее, как страна в разные периоды развивалась, увеличивалась, уменьшалась. В каждом зале есть карта территории с инфографикой, и это отдельная тема. То же самое можно делать по краеведению — представить таким образом региональную историю. Информации настолько много, что ее можно по-разному моделировать, дополнять, делать различные тематические экскурсии.

К нам сейчас приезжают школьные экскурсионные группы из области. Есть туристические группы из других городов, из Пензы, например. Посещают нас иностранцы. Постепенно исторический парк, как новое явление, которое интересно посмотреть, становиться частью туристических маршрутов, в комплексе с другими объектами, находящимися на территории города Саратова.

— Какова основа саратовской экспозиции исторического парка?

Региональный контент включен в федеральный контент, в количестве выше среднего, то есть в большем объеме, чем в других исторических парках. Для размещения регионального контента мы выбрали путь включения его в общий контекст российской истории. В каждом зале есть раздел о Саратовской области. Обычно это тач-панель с проектором и экраном, на котором можно посмотреть, что происходило в это время в Саратове.

— До этого вы работали старшим научным сотрудником в краеведческом музее. Вы сразу согласились работать в парке?

Нет, не сразу, я взял время для размышления. Организация только создавалась, и мне нужно было понять, что это такое. Когда я понял, масштабы и возможности, которые предоставляет это учреждение, что оно может дополняться материалами музеев, мне проект стал интересен.

— Чем отличается работа в парке от работы в музее для вас?

— Различия очень большие. Во-первых, должности разные. Во-вторых, краеведческий музей глубоко изучает региональный аспект, а мы изучаем историю в масштабах всей страны, включая в том числе региональные темы.

С краеведческим музеем я сотрудничаю и сейчас. Недавно прошла выставка, посвященная Увеку, в дальнейшем планируется целый ряд совместных выставочных проектов, в том числе в других регионах. Есть цифровые проекты, когда мы оцифровываем музейные экспонаты. Большой спектр сотрудничества. Мое длительное пребывание в краеведческом музее в качестве сотрудника и развитие там сыграли важную роль. Пуповина не перерезана, и сотрудничество продолжается.

— С чем вы связываете очередную волну интереса к личности Иосифа Сталина? Проведенные в последнее время социологические опросы показали, что две трети россиян поддерживают его неоднозначную политику. Представлены ли в историческом парке материалы о сталинских репрессиях в Саратовской области и каковы были их масштабы?

Я занимаюсь как историк несколько иным периодом, археологией. Я могу сказать, что практически вся археологическая наука была уничтожена в годы репрессий. Все археологи, за исключением одного, были либо репрессированы, либо вынуждены покинуть регион. Как таковая археологическая наука с конца 30-х до 50-х годов находилась в очень тяжелом состоянии.

Надо всегда исходить из фактов. Факты репрессий были. Отношение к Сталину и к периоду его правления — это другая тема, и как мы эти факты будем использовать, как их поворачиваем — это тема дискуссий не на один год. Споры давно ведутся, и мы помним, что сначала Сталина похоронили, затем его прах перенесли и так далее. Это тоже показатель отношения к одной и той же персоне в разное время. Личность весьма незаурядная и, конечно, кровавая. Кто как для себя оценивает, можно ли оправдать эту кровь или нельзя — это уже другой вопрос. Это уже вопрос оценки, критерии которой изучают другие науки — политология, социология.

Например, Петр Первый — личность очень неоднозначная, и на момент, когда создавалось государство, были колоссальные репрессии и потери. Можно ли как-то его оправдать или очернить? Это та же самая история, как взять сейчас и снести все памятники, построенные в советское время. Но те же самые люди, которые их сносят, сетуют, что в советское время снесли все царские памятники. Зачем же сейчас мы повторяем ошибки других?

Есть история, есть факты, есть памятники, символизирующие отношение к персонам в определенный период. Отношение к Сталину резко менялось. Мы видим, как это скачкообразно происходило буквально за два поколения. Давайте исходить из фактов. Факты сохранились, в том числе в виде архивных документов, цифровые копии которых представлены в нашем историческом парке. Документы свидетельствуют о том, какие гонения были, какая мощная идеологическая компания велась касательно религиозных тем. Отдельно у нас представлено, что практически выкошены были ряды свещеннослужителей.

— Какой ваш любимый зал в парке? Какие выставки вы порекомендуете?

Конечно, я не могу выделить один зал. Здесь сталкиваются археолог и историк во мне. Для меня важно, что эти залы неразделимы, и то, что мы проходим здесь Рюриковичей и Романовых вместе — это замечательно. 20 век тоже неплохо сразу пройти и первую половину 21-го, но это колоссальный объем. Они разделены исключительно по объему. Выделить же какой-то компонент — нет. Я бы сказал, что у меня есть любимые интерактивы, которые разбросаны по залам и позволяют немного отдохнуть. Мы же не можем долго концентрировать свое внимание в силу огромного объема информации, поэтому возможность отдохнуть, отвлечься на какие-то тесты, подвигать что-то и так далее — это очень важно.

Исторический парк «Россия — моя история» в Саратове. Фоторепортаж

 

Интервью брала Мария Климова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: