Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Людмила Бокова: «Свобода одного человека не должна нарушать прав другого…»

Людмила Бокова: «Свобода одного человека не должна нарушать прав другого…»

Многовековой спор о том, что первично — бытие или сознание остается неразрешенным. Однако неоспоримо, что наше сознание формируется не без помощи образования и информации вокруг нас. Некоторые аспекты государственной политики в этих сферах «Деловому Саратову» разъяснила член комитета по науке, образованию и информационной политике Совета Федерации Людмила Бокова.

 

— Людмила Николаевна, Вы входите в состав комитета по науке, образованию и информационной политике. Каковы Ваши функции в рамках работы комитета, есть ли у Вас свой «фронт» работ?

— Основной вид деятельности — законотворческая. Мы рассматриваем законы в сфере образования, культуры и информационной политики. Представляем свой анализ по предложенным на рассмотрение проектам законов на заседаниях комитета. У каждого свой функционал, но право на выражение своего мнения никто не отнимает. В обязанности каждого члена Совета Федерации входят регулярные визиты в «свой» регион, а также участие в заседаниях Совета, в том числе и выездных.

К примеру, перед самым началом каникул выездное совещание проходило в Ульяновске. Основной его темой, в свете недавно принятого закона, были наукограды. На территории Ульяновской области функционирует наукоград — Димитровград. Мы не только познакомились с его работой, но и постарались вникнуть в возникающие на разных этапах его развития проблемы. Сотрудники наукограда внесли свои предложения по доработке закона, и мы взяли их на заметку.

В скором времени будет проходить выездное совещание в Саратове. Здесь в центре внимания комитета окажутся ТБО, вопрос утилизации и переработки которых остро стоит не только в нашей области.

В ближайших планах — создание экспертной комиссии по инновациям в сфере образования. Новые стандарты введены практически на всех образовательных ступенях, но их выполнение, эффективность и практическая целесообразность практически не отслеживается. Уже есть сенаторы поддержавшие инициативу такой комиссии, например, Руслан Гаттаров.

— Тема единого госэкзамена не нова, а как Вы относитесь к этой системе оценки знаний?

— Система работает, причем, не только в нашей стране. Разница лишь в количестве экзаменов. Мне эта система кажется наиболее эффективной для поступления в вуз. Но она не исключает доработки. Дело в том, что учителя заинтересованы в наполняемости 10-11-х классов, поскольку у нас сохраняется подушевое финансирование, и, соответственно, чем больше учеников, тем больше денег получает школа. Однако большинство выпускников после 11-го класса устремляются в вузы, из-за чего провальным остается сектор среднего профессионального образования. Можно предложить использовать результаты ЕГЭ и для поступления в ссузы, утвердив градацию по количеству набранных балов. То есть после прохождения минимального порога идут баллы, позволяющие поступить в средние профессиональные учебные заведения, а большее количество баллов будет позволять поступать в вузы.

— Помимо школьного, существует еще и домашнее образование. Многие родители объясняют свой выбор домашнего обучения закрытостью школы, невозможностью попасть туда, узнать как проходят занятия, как происходит взаимодействие учителя с учениками. Как вы можете это прокомментировать?

— С тем, что школа закрыта для посещения родителями, я бы поспорила. Большинство родителей голосуют за безопасность, соответственно, и посторонним на территории школы делать нечего. Но при этом родители вполне свободно посещают школы. Более того, кроме обычных родительских собраний проводятся и расширенные, куда приглашаются в старших классах, например, учителя-предметники. Также родителю вряд ли запретят посетить урок, как правило, учителя ничего не имеют против этого.

Что касается домашнего образования, то можно много говорить о его преимуществах и недостатках, выбор остается за каждым конкретным родителем. Семейная форма обучения не запрещена законодательством и даже прописана в нем как один из возможных вариантов. Но не стоит забывать, что школа дает не только знания, но и выполняет функцию социализации ребенка. Безусловно, в домашних условиях это можно компенсировать, например, занятиями в различных секциях и кружках. Поэтому к такому решению надо подходить очень осторожно и прежде чем оставить ребенка дома, нужно основательно подготовиться, а не решать проблемы на ходу.

Кроме того, у многих взрослых есть «друзья со школьной скамьи», в памяти остаются одноклассники: этот был молчун, а этот разгильдяй, и они остаются такими даже на встречах 10-20 лет спустя. Стоит подумать и об этом, прежде чем принять решение о домашнем обучении. Возможно, вы лишите ребенка интересной жизненной страницы.

— В сферу профессиональных интересов Вашего комитета, как явствует из его названия, входит информационная политика. Для многих это весьма размытое понятие. Что в него входит и как Вы принимаете участие в работе этого направления?

— Начнем с названия комитета. Не так давно была проведена реформа Совета Федерации, в частности вступает в силу новый закон, о том, что сенаторы будут не назначаться, а выбираться. То есть кандидат на пост губернатора в предвыборную компанию будет вступать сразу со списком предполагаемых представителей, которые и будут проходить процедуру выборов вместе с ним. В ходе этой реформы прошло и слияние комитетов. В общем их число сократилось почти в 3 раза. Наш комитет образовался как раз в результате слияния трех других. В комитете есть председатель и 4 заместителя, каждый отвечает за свое направление. Информационная политика находится в ведении Людмилы Нарусовой.

Если политику рассматривать как искусство управления, то в ее задачи входит расставлять границы прав и обязанностей. В русле информационной политики противники нововведений пугают нарушением права на доступность информации, но при этом многие забывают об ответственности за публикуемую информацию. Как раз на согласование этих моментов и направлены новые законы.

Также в рамках этого направления работы комитета нами обсуждаются и проблемы подросткового алкоголизма, и общей алкоголизации. В ходе подготовки к совещанию я провела анализ публикаций в СМИ, затрагивающих эти темы, и результаты оказались весьма неутешительными. По моим подсчетам, всего 10% сообщений были направлены на популяризацию здорового образа жизни и отражали положительные моменты с этим связанные. Основная же масса, то есть по сути то, из чего сформирована наша инфосреда, несли в себе негативные сообщения, популяризирующие алкоголизм. В лучшем случае, с долей сарказма или юмора они передавали негативный опыт употребления алкоголя. Запрет на рекламу алкогольной продукции вступил в силу этим летом, однако, как отмечали многие СМИ, сложно отслеживать, например, закрытые социальные сети. Также проявляются противоречия в рассмотрении конкретных ситуаций. Например, на форуме кто-то порекомендовал какую-то марку пива своему другу. С одной стороны, это реклама, с другой — частная беседа, и рекомендация основана на личном опыте, с третьей стороны она может быть расположена на открытом форуме. На большинстве таких форумов есть уведомление, что администрация старается отслеживать поступающие сообщения, но все просматривать не может в силу ограничения физических возможностей, и поэтому никакой ответственности за эти сообщения она не несет. Так и образуется замкнутый круг.

— Один из наиболее нашумевших законов последнего времени — закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Как Вы считаете, нужна ли цензура в СМИ? Как быть со свободой слова?

— Нужна не цензура, а ограничение информации, причем не только в вопросах порнографии, как это указывалось в причинах появления этого закона. Сам закон принимали не так гладко, как хотелось бы. В Совет приходили крупные провайдеры и представители поисковых систем. Некоторые, например, Яндекс, проводили акции протеста. В своем слогане «Найдется всё», перечеркивали последнее слово «всё».

В принципе, свобода одного человека не должна нарушать прав другого. Если все будут соблюдать это требование, то можно быть уверенным, что никто не нарушит свободу слова. Ведь завоевание этого права было не простым в истории человечества. Это нужно ценить.

— В одном из интервью Вы сказали, что можете помочь области в погашении ее долга. Как именно Вы планируете это делать?

— Наша область находится в достаточно выгодном положении, в том плане, что у нас есть газ, нефть, атом и Волга. У многих нет даже десятой доли таких богатств. При этом у нас большой долг. Сегодня насущным остается вопрос о переводе долга области из коммерческих банков в государственные. Долг останется, но проценты по нему будут ниже, а социальные обязательства будут сохранены в полном объеме.
Сокращение долга возможно при участии в федеральных целевых программах, что позволяет сэкономить средства областного бюджета за счет федерального. Не так давно мы выиграли конкурс и стали участниками двух таких программ.

Одна из них предоставляет средства на оборудование места ребенка и в ближайшие 3 года можно будет закрыть очередь в детские сады на 75%. Здесь мы рассматривали несколько вариантов, в том числе ранее не применявшихся в нашей области. Кроме привычных — постройки новых здание и возвращения к жизни старых, мы рассматриваем развитие сети негосударственных дошкольных образовательных учреждений и «билдинг-сады».
Билдинг-сад представляют собой мини-сад на 20-40 мест в новостройке. То есть еще на этапе проектирования первые этажи здания отводятся под детский сад. У такого сада ряд преимуществ — это и шаговая доступность, и маленькая наполняемость групп, что сделает пребывание в них детей более комфортным. Этот проект мы «подсмотрели» в Самаре, и были такие, кто обвинял меня в лоббирование чужих интересов. Но ведь реализация этого проекта в нашей области, в первую очередь, будет направлена на улучшение условий наших детей, и вовсе не означает, что мы пригласим самарцев для их строительства. Приоритетными всегда будут интересы жителей области. Другое направление — создание старших групп детского сада как структурного подразделения школы. Здесь появляется возможность тесного контакта учителя начальных классов и воспитателя. Ребенок остается в стенах одного и того же здания, что снижает стрессовую нагрузку. Такой проект реализован в селе Кашенино Турковского района, что сделало детские сады более доступными.

В целом в этом году планируется открыть около 4000 мест, под них уже выделены деньги из федерального бюджета. Предоставление мест сиротам также укладывается в рамки федеральной программы. Чаще всего такие программы реализуются по принципу софинансирования например 70% и 30%, где большая часть выделяется федеральным бюджетом. Таким образом, за счет федерального бюджета высвобождаются средства в местном.

Вторым, наиболее существенным вопросом, стала качественная питьевая вода. В Саратове планируется открытие представительства Всероссийского водного общества. На опыте других регионов мы убедились в том, что решение вопросов с Водоканалом не находится за гранью фантастики, а вполне реально. Будем продолжать работу в этом направлении.

Специально для Делового Саратова. Елена Лосева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: