Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Светлана Баструкова: «Человечность и творчество не должны превращаться в сухие цифры…»

Светлана Баструкова: «Человечность и творчество не должны превращаться в сухие цифры…»

Очередь в детские сады и не думает сокращаться, мамы, бабушки и няни сидят с детьми дома. В тоже время раннее развитие чад стало «модным»: мамы стараются кто во что горазд — ищут занятия сами или выбирают среди множества детских студий. Благо есть из чего выбирать. В каждой из них различные расписания, перечни предметов, методики обучения… В преддверии Дня защиты детей «Деловой Саратов» побеседовал с руководителем «Словечка», детского отделения Центра языка и культуры «Слово», Светланой Баструковой.

— Светлана Геннадьевна, могут ли занятия в детской студии стать альтернативой детскому саду?

— Если вы работающий человек, то альтернативы традиционному детскому саду нет. Вы — на работу, ребенок — в детский сад. Но возможны разные варианты: неработающий родитель, бабушка, или няня… Другое дело, что просто сидеть дома с ребенком — это далеко не самый лучший вариант. Насколько бы ни были хорошо образованы те же мама, бабушка или няня, как бы хорошо они не занимались с ребенком, он будет не готов к школе психологически, он будет «домашний». Что касается студии, то один из главных ее плюсов заключается в том, что маме не нужно самой искать, а потом выбирать среди множества программ или отдельных занятий, опубликованных в различных источниках. По насыщенности, объему материала, занятия в нашем центре не только сопоставимы с детсадовским образованием, но и превосходят его. В детском саду все программы регламентированы и стандартизированы министерством образования, в студиях можно реализовать более творческий подход. Кроме того, в больших группах сложно донести материал до каждого ребенка, слава тем воспитателям кому это удается! В студиях — группы по 5-7 человек, практически индивидуальные занятия. Немаловажно, что здесь есть ощущение школы, которого нет в детском саду. И когда дети выходят из нашего «Словечка», они более подготовлены к школе.
4 дня в неделю по 2 урока — этого достаточно, чтобы заметить результат уже через месяц.

— Не слишком ли это тяжело для ребенка, есть ли риск перегрузить его настолько, чтобы отбить охоту учится в дальнейшем?

— Такие доводы не обоснованы в принципе. Чтобы отбить охоту, достаточно «давить» на ребенка, и не важно в какой области это будет делаться. У нас малыш быстро привыкает к хорошему обучению, к тому, что получать знания интересно. Бывает, что родителям тяжело водить ребенка в студию 4 раза в неделю… А ребенок даже после того, как он целый день провел в детском сад, на занятиях ведет себя активно. И с точки зрения дозирования материала — это оптимальная нагрузка. Подход к обучению таков, что ребенок может выразить свои эмоции на уроке, встать что-то посмотреть, выйти к доске. Основываясь на личном опыте, скажу, что к 6-ти годам даже самый шустрый и непоседливый ребенок может высидеть 2 получасовых урока без принуждения.

— Как Вы выбирали методику обучения?

— Методика обучения у нас своеобразная. В ее основе лежит программа привезенная еще в 1990-х годах из манчестерского университета. Переводили материал мы самостоятельно, дополняя и адаптируя его к российским реалиям. За годы работы, а нам уже больше 20 лет, мы еще больше обрастали материалом, собирая его буквально по всему миру.
Сейчас мы можем предложить обучение для детей с 1,5 лет и до школы.
Сначала же это была группа английского языка от центра «Слово» и группа психолого-математического тренинга. Потом появились другие программы. Например, Эйдетика по развитию памяти. В ней даются различные техники запоминания стихов, английских слов и т.п. Сравнительно новый предмет — звукоматика. Занятия направлены на предупреждение дисграфии, в ходе занятия дети пропевают различные слоги или целые песенки, при этом что-то делая руками (рисование, лепка, аппликация и т.д.).

Сегодня ведет свою работу арт-студия для детей, для родителей, для родителей вместе с детьми. Регулярно проводятся мастер-классы по декупажу, украшению бутылок, изготовлению и украшению масок.

Иногда, уже будучи школьниками, ребята обращаются к нам за консультациями. К слову, многолетняя практика подтверждает, что проблемы с математикой в большинстве случаев у детей связаны с психологическими, и теперь у нас есть такое «ноу-хау», которое мы условно называем «репетитор по математике», только занятие проводит педагог-психолог. Детям даже не всегда сообщается, что они идут на встречу с психологом, и они, действительно, занимаются математикой, но параллельно ведется и психологическая работа. Ребенок сам видит результат, и его это радует и воодушевляет.

— А на других занятиях с дошкольниками ведется психологическая работа?

— Психологическое сопровождение ведется постоянно. Дело в том, что во время собеседования с психологом перед школой у специалиста есть возможность «снять срез» в определенный момент, мы же отслеживаем эти моменты в динамике. Наблюдая ребенка в течении 2-3-х лет, проводя постоянные тестирования, мы можем видеть картину его изменения, где-то скорректировать подход к нему, где-то посмотреть на его реакцию. Часто мы консультируем и родителей, по самым разным вопросам. Не так давно у нас появился новый вид занятий, которые идут пока в русле эксперимента. Мы еще не дали им названия, поскольку ни одно не отвечает в полной мере тому, чем ребенок занимается на уроке. Занятие включает в себя элемент театра, но он не является презентационным. То есть через полгода родители не увидят постановку «Буратино», однако ведется психологическая работа. Через проигрывание ситуаций ребенок оголяет свои страхи, переживания и может их изжить в игре. Если спросить его напрямую: «Чего ты боишься?», то он не ответит. А одев на руку носок, он может сказать: «Я мымрик и боюсь ездить в лифте». Проиграв ситуацию и проехав в воображаемом лифте с клоуном, оранжевой собакой, супергероем, он уже начинает по-другому воспринимать ситуацию. Урок обязательно начинается с приветствия, ведь здороваться тоже надо уметь… со сверстниками, учителем, старшими; затем — блок информации, потом что-то делают руками (в моторике ребенок лучше усваивает информацию) и немного игр напоследок.

— Даются ли рекомендации родителям и детям во время обучения, после него? Выявляется ли склонность ребенка к какому-либо предмету?

— У некоторых родителей сложилось мнение, что если сфера их деятельности гуманитарная, то и ребенок будет далек от точных наук. На это мы всегда говорим родителям: «Возможно Вы не математик, только потому что у Вас не было хорошего учителя математики». Время покажет, на чем остановит свой выбор ребенок. Рекомендации по той или иной теме мы даем постоянно.

— Обмениваетесь ли Вы опытом работы с другими детскими студиями? Наблюдаете ли за их развитием?

— Мне кажется, детские студии не обмениваются опытом, во всяком случае в Саратове это не принято. У нас было нечто подобное, но со школами Бермингема (Великобритания), особенно активно этот процесс проходил в 1990-е годы. Когда мы открыли свою студию, то были одними из самых первых в Саратове. Англичане, в свою очередь, интересовались нашей методикой, в общем, все были довольны. Несколько раз я помогала с организацией других студий, разрабатывала бизнес-план, но, как правило, делала это для своих знакомых (в Саратове, Краснодаре). Мы охотно делимся опытом, считая справедливой пословицу: всяк спляшет да не как скоморох.

— Сейчас детских студий все больше и больше, отражается ли это на вашей? Как работают в «детской» сфере механизмы конкуренции?

— О работе других студий я знаю преимущественно по отзывам родителей, которые потом приводят детей к нам, но, к сожалению, эти отзывы очень часто бывают негативными. Большое количество студий хорошо в первую очередь для родителей: они могут выбирать место положения студии, программу, условия и т. д. У нас не самые шикарные условия, но к нам приезжают иногда из дальних районов города.

— Можно ли рассматривать детские студии как успешный бизнес, в чем измеряется в этом случае успех? Что помогает Вашей студии держать марку?

— У многих получается сделать из детской студии прибыльный бизнес, и все довольно просто. Приобретаешь или снимаешь помещение, делаешь ремонт, покупаешь мебель, оборудование, даешь рекламу, нанимаешь преподавателей и все… принимаешь детей и собираешь деньги. Но мне кажется, что такой подход не совсем верен, если считать именно прибыль критерием успеха. Здесь теряется творческая составляющая и получается функционирующее предприятие. Человечность и творчество превращаются в сухие цифры. Поэтому нам помогает держать марку профессионализм и творческий подход, не просто любовь к детям, а любовь к каждому ребенку. Я не рассматриваю «Словечко» как бизнес, но, возможно, я не права.

Специально для Делового Саратова. Елена Лосева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: