Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Александр Авдонин: «Мы — сфера духовного обслуживания…»

Александр Авдонин: «Мы — сфера духовного обслуживания…»

В этом году Саратовская областная филармония им. Шнитке отметила свой 75-й день рождения. Под сенью юбилея прошло много замечательных концертов. Но торжества позади и пора переходить от праздника к будням. Об этом «Деловой Саратов» побеседовал с главным режиссером филармонии Александром Авдониным.

— Александр Владимирович, расскажите, как прошел юбилей?

— Можно сказать, что мы отметили его так, как могли себе на тот момент позволить. У нас были три ключевые точки. Сначала мы отпраздновали 75-летие художественного руководителя филармонии Анатолия Иосифовича Катца. Этому событию в 2011-м году был посвящен юбилейный вечер. В этом году мы отметили 75-ый день рождения художественного руководителя ансамбля «Волга Бэнд» Анатолия Селянина. А потом уже собственно 75-летие Филармонии. Так и шли от одного юбилея к другому.

В этот раз мы отказались от проведения сборного концерта и дали возможность показать свои лучшие программы каждому коллективу. Поскольку своего концертного зала у нас нет, то работа велась на нескольких площадках: в СГСЭУ, в 10-м корпусе СГУ, в Большом и Театральном залах консерватории. Проводились концерты приглашенных звезд. Это гастроли оркестра Юрия Темирканова, приезжал к нам оркестр имени Н. П. Осипова и многие другие музыканты, все это были мероприятия в рамках празднования юбилея.

Кроме того, самый большой коллектив филармонии, симфонический оркестр, отыграл свою программу в зале Московской консерватории им. П.И. Чайковского. К сожалению, не все запланированное удалось осуществить (не смог принять участие в концерте Олег Табаков, ушел из жизни наш земляк, руководитель Госхора Борис Тевлин), тем не менее, программа в таком зале — знаковое событие. Кульминацией празднования стал концерт 21 ноября в здании нового ТЮЗа с новым главным дирижером и художественным руководителем Академического симфонического оркестра Евгением Бушковым.
Да, торжества закончились, от праздников надо переходить к будням и заниматься своей работой. Но для нас такого перехода не существует: у нас праздник каждый день.

— Как работает филармония без собственного зала?

— Мне доводилось слышать два неприятных и не имеющих отношения к действительности мнения о Саратовской филармонии. Первое – раз в филармонии был пожар, то она не работает. Поспешу его опровергнуть. Произошедшие 6 лет назад события, ни разу не послужили причиной отмены наших мероприятий. Подчеркну, из-за пожара не был отменен ни один концерт. Да, мы лишились зала, но не перестали работать.

Второе мнение — нас сочли непрофессионалами потому, что за 6 лет мы не смогли построить себе здание. Такое высказывание лишь показывает полное непонимание механизма работы государственных учреждений культуры и местной специфики образования цен на билеты.

Мы существуем в определенном социальном поле и не можем сделать цены на билеты, такими как, например, в Москве. Там стоимость посещения театра колеблется от 3000 до 5000 рублей на одного человека. Люди в Саратове не могут себе позволить такие расходы на посещение концертов и спектаклей филармонии. Здесь мы всецело зависим от государства, от того как обещания, которые были даны тогда премьер-министром, а сегодня президентом, будут выполнены.

— А деньги на строительство выделяются?

— В предвыборной суматохе нас ориентировали на 2012 год, теперь уже на 2014-й. Власти выделяют деньги регулярно. Одно крыло здания уже перестроено, во втором ведутся работы. Мы надеемся, что они будут завершены в полном объеме и в срок.

Не скрою, нам поступали предложения в духе: «Давайте восстановим, а потом будем думать о реконструкции». Это равносильно строительству девятиэтажного дома на фундаменте для двухэтажного. Речь идет не о восстановлении, а о реконструкции. Потому что зал уже не отвечал требованиям, которые сегодня предъявляются к концертному залу. Мы надеемся, что разработанные проекты будут воплощены в жизнь. Они предполагают увеличение сценической площадки, увеличение зрительного зала, уже сделан балкон, предполагается решение акустических проблем. Для этого потолок в зале поднимут на несколько метров. Кроме этого, предусматривается адаптация здания для посещения мероприятий людьми с ограниченными возможностями в рамках программы «Доступная среда».

— Каковы Ваши ближайшие планы?

— Это, безусловно, Новогодние праздники. У нас стал уже традиционным концерт симфонического оркестра за 6 часов до нового года, ансамбль «Манго экспресс» примет участие в программе академического театра драмы, будет и детский спектакль в здании экономического университета.
На новогодние елки наполняемость зала, зачастую, зависит не от количества мест в зале, а от того : сколько может вместить фойе для проведения новогодней интермедии. Поэтому мы можем пригласить не более 350 человек.

— Неужели все актеры задействованы в одном новогоднем спектакле? Ведь в тоже время коллективы дают представления и на других площадках?

— Во время новогодних праздников мы играем около 20 спектаклей. Дополнительно наши коллективы работают ещё и с «подведомственными» учреждениями, например, Областной научной библиотекой, Домом работников искусств. Существуют общая и отдельные программы коллективов. То есть, когда есть мероприятия, затрагивающие интересы филармонии в целом, тогда наступает время «взаимопроникновения» коллективов и задействуются все необходимые артисты. Филармония — это «набор» коллективов, а не один театр. Например, в театре драмы — одна труппа, в театре оперы и балета – оперная и балетная. Филармония включается в себя около 10 творческих коллективов: Академический симфонический оркестр, Ансамбль народной музыки «Балаган», Ансамбль старинной музыки «Трио-соната», Концертный оркестр духовых инструментов «Волга-бэнд», два детских театра и отдельные исполнители. Артисты из разных коллективов когда нужно объединяются, для участия в одной программе, но это, как правило, разовые мероприятия. У каждого коллектива есть своя программа, свой план.

— Каждый коллектив работает самостоятельно. Что получают они в таком случае от филармонии?

— Ключевая роль филармонии – поддержка и крыша над головой. Не все коллективы смогут существовать автономно. Есть направления, например народная музыка, которые нуждаются в поддержке. Притом, что все мы клянемся, что любим народную музыку и всячески ее поддерживаем, далеко не всегда готовы голосовать за это «ногами и деньгами».

Опять же мы не можем завышать цены на билеты, тогда перекроется доступ для истинных ценителей, которые идут послушать музыку, а не клюют на статусность исполнителя для того, чтобы просто сказать: «Я там был».

— Тем не менее, они покупают билеты и приходят на концерт…

— Здесь есть еще один момент. Некоторые весьма небедные люди, считающие себя театралами, ходят в храм искусства исключительно по пригласительным билетам и буквально требуют себе их.

Меня это удивляет. Когда мы приходим в магазин, мы же платим за хлеб. А здесь: «Что вам стоит, спойте еще песню». В нашем понимании искусство не воспринимается как товар. С одной стороны и сами артисты обижаются, когда их относят к сфере обслуживания. Но, по сути, так оно есть, мы сфера духовного обслуживания, мы не производим товар, который можно потрогать. С другой стороны, некоторые думают: раз это не материальная вещь, то почему нельзя еще раз исполнить номер, артист же от этого удовольствие получает. Наверное, основа такого отношения к артистам кроется в нашем менталитете.

На западе ни у кого не возникает мысли просить пригласительный билет, это же бизнес исполнителя. Когда артист приходит в ресторан, он же платит за потребляемый продукт и это нормально. Когда ресторатор приходит на концерт, он тоже платит за потребляемый продукт. Возможно, со временем и у нас сложится такое отношение. Есть положительные примеры: когда Эдуард Россель был губернатором Свердловской области, он первым покупал билет, и всем чиновникам более низким по рангу было неудобно просить себе пригласительные. Это помогает появлению нужных установок в сознании людей.

— Есть ли программа работы филармонии на будущий год?

— Уже верстается следующий концертный сезон. Филармония является одной из прокатных площадок, а раньше была единственной. Сегодня концертные агентства привозят, в основном, кассовых исполнителей. Но мы связаны определенными обязательствами, согласно которым мы должны привозить музыку, которую нужно слушать, например, классическую или народную. У популярных музыкантов, дирижеров, солистов, коллективов графики составляются на годы вперед, поэтому переговоры ведутся заранее. В организации выступлений нам оказывают поддержку правительство и спонсоры.
Так, благодаря поддержке спонсоров, стал возможным приезд оркестра Юрия Темирканова. На пресс-конференции он отметил, что за последние 5 лет на территории России у него был только два концерта и один из них в Саратове.

— Намечены ли у Вас какие-то масштабные, глобальные проекты?

— Реализация всех глобальных проектов упирается, прежде всего, в площадку. Мы же пока работаем только на чужих. Когда, например, мы приезжаем в Большой зал консерватории, у которой есть своя концертная программа, то они могут пустить нас в зал за 1,5 – 2 часа до концерта. Сложно сделать большой проект за это время. Поэтому пока не появится своя сцена, говорить о больших проектах сложно. И потом не забывайте, что у нас джентльменские, но, тем не менее, экономические отношения со всеми саратовскими театрами, то есть площадки нам предоставляют не бесплатно. А это, безусловно, ведет к увеличению стоимости любого проекта. Конечно, проще обстоят дела с Областной научной библиотекой и Домом работников искусств, у них нет своей концертной деятельности. Но в том же зале библиотеки нет кулис и занавеса, да и акустика весьма специфическая. Но мы надеемся и верим, что в 2014 году у нас появится новый современный свой зал.

Специально для Делового Саратова. Елена Лосева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: