Архивы

Рубрики

Домой » Общение » Интервью » Алексей Абрамов: «Уверенности в качестве дают именно национальные стандарты»

Алексей Абрамов: «Уверенности в качестве дают именно национальные стандарты»

Какие товары лучше: сделанные по современным ГОСТам или по советским? Почему Росстандарт отменил сразу после принятия ГОСТ на фотоуслуги для новорожденных? Все это в интервью «Российской газете» разъяснил руководитель Росстандарта Алексей Абрамов. Он также сообщил о подготовленном законопроекте о технических условиях на товары и услуги. После экспертизы теми же специалистами, что готовят ГОСТы, они станут частью национальной системы стандартизации. Это упростит бизнесу работу с поставщиками, а начинающим производителям поможет в разработке собственных документов.

— Алексей Владимирович, Росстандарт решил провести ревизию советских ГОСТов. Между тем они слывут самыми строгими, а продукция по ним считается самой качественной. Это так?

— Я сейчас на примерах покажу, что современные ГОСТы предъявляют к пищевой продукции гораздо жестче требования, чем советские.

Возьмем ГОСТ 2017 года на томатную пасту. По сравнению с предыдущим стандартом здесь уже исключена соленая томатная паста, включен показатель «вязкость продукта», влияющий на его консистенцию и ранее вообще не оценивавшийся, а еще конкретизированы требования по упаковке и маркировке для удобства потребителя. ГОСТ на консервированную овощную икру ввел разделение по сортам в зависимости от сезонности и сырья, уточнил органолептические, то есть по вкусу и запаху, характеристики в зависимости от сорта и показателей пищевой ценности. А ГОСТ 2017 года на компоты по сравнению с действовавшим ранее уточнил качественные характеристики продукта и ввел более жесткие требования по допускам.

Кроме того, советские и современные ГОСТы — это совершенно разные документы не только по содержанию, но и по идеологии. Заказчиком советских ГОСТов было только государство, поэтому они во многом консервировали возможности советской экономики. Сегодня во всем мире и у нас только часть нормативно-технических документов заказывает государство. Как правило, они требуются под конкретные проектные задачи. А вот основным локомотивом в стандартизации должны быть компании, стремящиеся быть конкурентоспособными. Мы помогаем им в разработке стандартов, в том числе берем на себя часть затрат.

Часть советских ГОСТов продолжит действовать, но многие придется отменить или поправить с учетом современных, порой более жестких требований

И еще один фактор: с каждым годом появляется все больше новых продуктов, о которых в советское время и не догадывались. Делайте выводы сами.

 

Абрамов Алексей Владимирович

Руководитель Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии

Родился 16 сентября 1979 года в городе Горький, ныне Нижний Новгород.

В 2000 году окончил юридический факультет Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского.

С 2000 года занимался адвокатской практикой. В 2006–2007 годах занимался экспертной работой в Центре правовой поддержки местного самоуправления.

В 2007 году занял должность вице-президента Центра публичных реформ. С 2008 года по 2013 год был помощником первого заместителя председателя правительства РФ Игоря Шувалова.

В 2013 году занял должность заместителя руководителя Росстандарта. В 2014 году был назначен Руководителем Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии — Росстандарт.

 

— Часто бывают такие случаи, как с новым ГОСТом на фотоуслуги для новорожденных, — вы его приняли и тут же, чуть не на следующий день, отменили?

— В случае с ГОСТом на фотоуслуги для новорожденных выяснилось, что стандарт не был принят на условиях консенсуса. Общественность возмутилась тем, что люди с конкретными заболеваниями ограничены в своих правах. Поэтому было принято решение приостановить действие стандарта и отправить его на доработку.

Конечно, нам бы хотелось, чтобы каждый технический комитет максимально учитывал интересы всех, кого затрагивают разрабатываемые стандарты. Как правило, известно, сколько предприятий производят конкретную продукцию в отрасли. Их может быть три или три тысячи — и все они в идеале должны быть вовлечены в обсуждение. А еще необходимо привлечь туда науку, экспертов, профильные ведомства, которые помогут «вываривать» в техническом комитете наиболее взвешенные решения.

Еще одной сложностью является разграничение сфер деятельности технических комитетов, чтобы они не пересекались между собой и отражали интересы всех референтных групп. На мой взгляд, в этом и заключается роль национального органа по стандартизации как рефери в стандартизации, — следить за соблюдением установленных правил. Фактически, если формальный консенсус достигнут, технический комитет проголосовал и особых мнений при обсуждении не поступило, мы после экспертной редакторской корректировки обязаны утвердить стандарт.
То есть консенсус должен быть обязательно достигнут в технических комитетах. Но роль национального органа никто не отменял, и мы всегда готовы поддержать интересы общественности.

— И все-таки это исключительный случай?

— С 2016 года единственный. Мы регулярно анализируем, как работают технические комитеты, в том числе через ежегодный рейтинг. Активные много взаимодействуют со всеми заинтересованными участниками, и их стандарты востребованы экономикой, участниками рынка. Есть и технические комитеты, где этот баланс не до конца настроен: недостаточно экспертов в самом комитете или не все стороны привлечены. Тогда бывает, что не все стандарты глубоко проработаны. Иногда баланс зависит и от конкретных людей: готовы ли они к совместной работе, хотят ли разрабатывать стандарты или для них это просто галочка в биографии, что был секретарем или председателем ТК.

— Бывает, что крупные игроки продавливают нужный стандарт?

— Инициативная стандартизация через технические комитеты — это достаточно состязательный процесс. Если в ТК есть перекос в сторону одного крупного игрока, это не дает возможности развиваться мелким игрокам и может влиять на инновационность разрабатываемых технологий. Мы хотим, чтобы комитеты были более гибкими, работали не только с теми, кто в них входит. В новой цифровой системе стандартизации, которой мы сейчас занимаемся, мы хотим «прицепить» к комитетам группы наблюдателей из числа небольших компаний, которым интересно знать, куда движется стандартизация в их области.

— Как быть с тем, что интересы бизнеса далеко не всегда совпадают с интересами потребителей? Это очень хорошо видно на примере продукции с заменителями молочного жира.

— Росстандарту часто ставят в укор, что мы делаем слишком большую ставку на бизнес, который «на что только не пойдет ради прибыли». Хочу подчеркнуть, что голос потребителей и мнение общественности для нас не менее важны. Нам нужен независимый взгляд, обратная связь, и лучше на ранних стадиях работы. Это как раз к вопросу об общественных наблюдателях.

Наша идея с наблюдателями про это — она и для СМИ, и для активных потребителей. Чтобы все знали, чем занимаются технические комитеты. Это не должна быть кулуарная история, где собрались ты, да я, да мы с тобой и решили, какие будут ГОСТы. Часть технических комитетов нужно «раскачать» и заставить думать не только про то, как стандарт будет работать в бизнесе, но и как он повлияет на потребителей. Вовлечь технически подкованных потребителей в стандартизацию — это серьезная задача, которая потребует, в том числе и привлечение СМИ. Иначе все так и будут думать, что ГОСТы создает Росстандарт, который знает единственно правильное решение.

— Что собой будет представлять новая система стандартизации, которую вы упомянули?

— Мы хотим нашу информационную систему сделать ядром разработки стандарта. Все установленные процедуры должны происходить в этой системе, мы убираем все бумажные способы взаимодействия. Хотите обмениваться комментариями, голосовать — пожалуйста. В Росстандарт тоже одним кликом отправляете — и мы все документы получаем. Это не исключает очные заседания технического комитета: когда люди встречаются лично, им проще понять друг друга. Встретились, отразили в системе, мы получили информацию, мы знаем, в каком состоянии разработка конкретного документа и контролируем проект в рамках бюджетного финансирования. Кроме того, мы сможем раньше понимать, что комитет не справляется, люди не заинтересованы в качестве работы и необходимо вмешаться. То есть это платформа и для управления национальной системой стандартизацией, и для организации качественной отраслевой и бизнес-коммуникации на рынке.

— Сплошная ревизия, о которой шла речь в начале нашего разговора, затронет 10 тысяч советских ГОСТов. Почему они не могут обновляться так же, как прочие ГОСТы?

— Суть в том, что эти 10 тысяч общесоюзных документов принимались по иным принципам, чем сейчас, без достижения консенсуса с отраслями.

Сегодня, как я уже говорил, все документы попадают в правовое поле действующего закона о стандартизации с учетом мнений технических комитетов. Мы с вами помним, что в девяностые годы какое-то время все по инерции продолжало работать по прежним правилам. Так и эти стандарты из плановой экономики СССР автоматически переместились в разряд национальных. Но нужно помнить, что эти документы разрабатывались в совершенно другой системе. Поэтому в условиях современной модели экономики весь этот багаж нужно пропустить через экспертную отраслевую оценку всех технических комитетов. И на принципах консенсуса принять решение по каждому документу. Не случайно в мировой практике действует правило оценивать актуальность стандарта не реже чем раз в пять лет.
Мы уже провели предварительную оценку объемов предстоящей работы и понимаем, по каким группам она должна вестись. Первая — морально устаревшие, которые необходимо отменить. Документов, которые касаются уже давно никем не выпускаемой для массового потребления продукции, накопилось достаточно. Как мы обещали, список ГОСТов, которые технические комитеты предложат к отмене, мы предварительно, за несколько месяцев до рассмотрения разместим у себя на сайте и сообщим в СМИ.

Следующая группа — это условно «вечные» документы. Метрическая резьба или другие устоявшиеся технологические требования не поменяются даже в цифровой экономике. Но все их нужно еще раз проанализировать на востребованность в отраслях.

А вот третья группа — самая сложная. Это документы, в которые придется вносить изменения. Они не устарели окончательно, ими по-прежнему кто-то пользуется. Но они уже требуют тщательной доработки под современные требования. В какой части нужна актуализация стандартов, мы будем советоваться с отраслевыми экспертами.

Инфографика «РГ» / Антон Переплетчиков / Игорь Зубков

Технические условия станут ближе к ГОСТам

— Алексей Владимирович, все больше продуктов делается не по ГОСТам, а по техническим условиям (ТУ), и часто можно слышать мнение, что товары по ТУ далеко не такие качественные, как по ГОСТам. Это так?

— Это далеко не всегда так, есть случаи, когда требования по ТУ более жесткие, чем по ГОСТу. Но все-таки больше уверенности в качестве дают именно национальные стандарты, потому что эти документы — результат глубокой экспертизы и консенсуса в отрасли.

Здесь извечная борьба противоположностей: одни говорят, что мы должны всё знать, что вы там в своих ТУ прописали, другие, наоборот, говорят: «У ваших ГОСТов очень устарелые требования, мы сами знаем, как лучше, и раз мы ничего не нарушаем, не вмешивайтесь в нашу хозяйственную деятельность». Мы спокойно относимся к ТУ, которые разрабатывают производители, если, конечно, они не противоречат минимальным требованиям безопасности. Это проверяют испытательные лаборатории и органы по сертификации, это наша совместная ответственность с Росаккредитацией.

— Не собирается ли Росстандарт проверять, что собой представляют эти многочисленные ТУ?

— Нами как раз подготовлен законопроект, который позволит проводить экспертизу ТУ в тех же технических комитетах, что занимаются подготовкой ГОСТов.

Сейчас в Национальную систему стандартизации попадают только ГОСТы, а стандарты организаций и технические условия существуют сами по себе. И получается, что между практикой на предприятиях и национальной системой — пропасть. Мы хотим сделать мостик, чтобы «хорошие» ТУ, которые прошли экспертизу в технических комитетах, могли становиться частью национальной системы. Это будет означать обязательство владельца этого документа раскрыть его содержание, и тогда эти ТУ по умолчанию могут добровольно применяться всеми желающими.

— А зачем это владельцу ТУ?

— Для кооперации. Компании с хорошей практикой разработки стандартов нам говорят: «Включите, пожалуйста, в ваш фонд наши документы, у нас много поставщиков, и чтобы мы каждый раз с ними не объяснялись, по каким требованиям мы работаем, мы будем ссылаться на документ из фонда». Они готовы раскрыть его содержание, провести экспертизу, не противоречит ли он ГОСТам, и им не нужен национальный стандарт. Единственное, что нельзя будет делать с такими ТУ — ссылаться на них в госзакупках и нормативных актах. Для добровольного применения — пожалуйста.

Для этих целей мы также планируем разработать удобный цифровой сервис по оценке с возможностью подготовки ТУ, чтобы к нам за помощью мог обратиться любой предприниматель. Многие производители делают ошибки по незнанию того, как разработать самостоятельно или кто им может профессионально помочь с созданием документов, которые будут соответствовать всем требованиям, и более того, будут учитывать особенности того оборудования или места, где производство налаживается, и персонала, который будет там работать. На основе типовых решений, наших шаблонов через новый сервис можно создать такие ТУ.

Источник: Российская Газета

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

   


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: